Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Print Friendly, PDF & Email

SPB Innovation: у французов «никогда не было проблемы с выбором»

31 августа, 2012

Читатели The-eBook получают много различной информации и частных мнений. Все это существует не только в статьях, в комментариях, но и за пределами проекта. Основная проблема при потреблении информации, что она всегда проецируется в понятное пространство и в собственную среду обитания, но не расценивается, как локальная, характерная для конкретного региона, людей, цен и прочего. Проще всего ориентироваться на низкие цены в Америке в отрыве от этой страны, проецируя это как достижение вообще всего мира и как необходимый пример для собственной социальной среды.

Сегодня в гостях у проекта The-eBook уникальный пример вторжения отечественного продукта на западный рынок, интервью с директором французской компании SPB Innovation Александром Шабаевым. Это пример иного мышления, характерного и естественного для Франции. Читатели увидят схожие и отличные от своего мировоззрения: образ жизни, уклад, экономические и социальные законы, обычаи. Возможно ли перенести опыт на нашу отечественную среду зависит только от нас. Возможно, что-то будет воспринято из интервью неверно или даже чуждым «русскому духу». Мы привыкли к некой свободе интеллекта и будем воспринимать французский пример, как посягательство на эту ценность.

Разговор состоялся в августе 2012 года, непосредственно в Париже и за его окраинами, в той среде о которой пойдет речь. С Александром мы знакомы уже много лет, поэтому местоимение «вы» относится к его компании, стране и тому делу, которым он занимается.

Интервью получилось огромным и было сокращено для более легкого восприятия читателем. Мы, вместе с Александром надеемся, что опыт рассказанный в этом интервью поможет точнее воспринимать значения слов: локальный рынок, цены, возможности, потребители, магазины, товар, производитель, инновации и много из того, о чем наши читатели спорят годами и воспринимают со своей точки зрения. Что правильно, но далеко не всегда точно отражает действительность и уж тем более, не имеет ничего общего в рассуждениях о мнении большинства.

Рынки уникальны. Они интересны. И неповторимы.

Ну, что ж, начнем. Представься пожалуйста моим читателям так, чтобы точно донести информацию о том, чем ты занимаешься?

Я представляю французскую компанию SPB Innovation (официальный сайт: www.spbi.eu), штаб-квартира которой находится в Париже. Компания занимается выводом на европейский и, в частности, на французский рынок, различных брендов в области высокотехнологичных продуктов.

SPB Innovation – это чисто французская компания?

Да, SPB Innovation – это небольшая французская компания, основной костяк составляют высококвалифицированные сотрудники, среди них четверо – кандидаты наук. Наша область деятельности – вывод на французский рынок высокотехнологичных продуктов, которых нет на локальном рынке по различным причинам, например, в связи с его консервативностью и замкнутостью для инновационных технологий. Отсюда и название нашей компании SPB Innovation.

Мы работаем с различными брендами из разных стран мира. Одним из наиболее близких нам партнеров является компания PocketBook. Наша задача – вывести продукцию компании на рынок Франции. Сейчас – это единственный производитель в области электронных книг среди наших партнеров. Это сотрудничество длится уже 2 года. C самого начала партнерства вся продукция PocketBook была корректно локализована, имела необходимые сертификаты для Франции, уникальные потребительские качества и мы брали на себя также организацию технической поддержки. Это не значит, что мы имеем эксклюзивные права на рынке Франции, чтобы представлять интересы PocketBook, мы скорее агенты компании на французском рынке.

Надо разъяснить читателям, что для того, чтобы компания PocketBook имела возможность продавать свою продукцию на французском рынке, они к Вам не прислали специально обученного человека, а Вы — те люди, которые живут и работают во Франции.

Во Франции нет сотрудников компании PocketBook. Весь спектр деятельности PocketBook во Франции осуществляется с помощью сотрудников SPB Innovation. Наши сотрудники живут во Франции постоянно. Это не приезжающие, а сугубо наши собственные французские сотрудники.

Какие были трудности внедрения продукции PocketBook во Франции, как отдельной ветки в вашем бизнесе? Каким образом нужно было показать французам продукцию PocketBook, в стране, которая не является домашней для производителя? Как здесь это происходит, где те ворота в которые нужно попасть производителю?

С одной стороны это достаточно просто, с другой сложно. Простота заключается в том, что никаких безумных требований французский рынок не предъявляет производителю. Достаточно иметь сертификации СЕ, RoHS и можно продавать любое электронное устройство.

Может сложиться впечатление, что достаточно пройти таможню и продукция уже на рынке Франции?

По большому счету, так и есть.

С другой стороны, может сложиться впечатление, что любая иностранная продукция проходит через торговые палаты…

Дело не в этом. Очень часто производитель не может обеспечить минимальных требований, не обладает необходимыми коммуникативными возможностями, не имеет торговых площадок для вывода своего товара. Нет сертификаций, возможно, каких-то контактов, которые нарабатываются годами.

С компанией PocketBook, мы работаем с конца 2010 года. Первой партией было устройство PocketBook 360°, которые мы начали продавать через наш собственный интернет-магазин. У нас не было торговой сети, не было партнеров в этой области. Мы нашли устройство, которое было готово для внедрения на французском рынке. Когда я говорил о простоте выхода на рынок, то это было действительно просто. На начальном этапе, мы сочли необходимым обеспечить устройство набором книг, т.е. контентом. Естественно, бесплатным. Первые устройства попали на рынок сразу с тысячью наименований французских книг.

Французы не любят покупать контент?

Почему? Они с удовольствием покупают и что самое ценное – с удовольствием читают. Очень много читают классической литературы. Мало того, классика — наиболее продаваемый контент во Франции в бумажном виде. Французы много читают. При продвижении PocketBook 360° мы отобрали целую библиотеку из тысячи книг с партнером PocketBook компанией eBookGratuits (официальный сайт: www.ebooksgratuits.com).

Конечно, первоначальный прием PocketBook 360° во Франции был достаточно прохладным. Бренд воспринимался как один из ODM и OEM производителей, который наклеил свое имя на китайскую продукцию и пытался ее продать. Мы приложили немало усилий для продвижения. Лично встречались не только с журналистами из различных изданий, но и контактировали с известными французскими блогерами. Предлагали устройство на тестирование, объясняли нюансы его работы и прочее. Сейчас, через 2 года на рынке Франции, PocketBook уже воспринимается как достаточно сильный бренд из первой пятерки. Сейчас пишущие журналисты и блогеры рассматривают продукцию PocketBook очень серьезно. Нас сравнивают с продукцией таких гигантов, как Amazon, Barnes & Noble, Sony, Kobo и, конечно, с домашним французским брендом Bookeen.

Когда PocketBook появился на французском рынке, кто был основным конкурентом?

Конечно Bookeen (прим: ударение на последнем слоге). Они были брендом номер один, имели очень простые устройства, причем был аналог для модели PocketBook 360°. В тот момент Bookeen коммерциализировали устройство с экраном SiPix – Bookeen Orizon. Устройство выгодно отличалось наличием сенсорного экрана, но проигрывало по качеству экрана. Из крупных брендов тогда была только Sony. Мы выставили линейку PocketBook Pro.

А если посмотреть по долям рынка среди этих брендов?

Сложно сказать, так как во Франции не ведется исследований по электронным устройствам для чтения. Здесь нет возможности точно назвать соотношения брендов и их продукции. Мы оценивали рынок условно, примерно 50 на 50, между Sony и Bookeen.

Какая задача стояла для продукции PocketBook? Какую долю рынка вы хотели тогда занять?

Первоначально мы ориентировались минимум на 10% рынка. Не важно у кого отнять, будем считать, что у каждого бренда по 5%.

То есть не зная реальных объемов, вы ориентировались на 10%?

Да, рынок был настолько маленьким, в районе 10000-15000 устройств в год. Это было в начале 2011 года и оценка чисто условная.

Видел в парижском метро, что очень много людей читает бумажные книги. Есть интерес и соответственно рынок потенциально готов принять электронную продукцию в качестве инструмента для чтения. Французы знают что-то об электронных книгах?

Нельзя забывать, что бренд Bookeen — это вторая попытка французских энтузиастов в области электронных книг. В начале, если помнишь, это была компания Cytale c устройством CyBook, она появилась в 1998 году. Позже обанкротилась в 2003 году и была заново воссоздана уже под брендом Bookeen.

Конечно, для французов Bookeen – это национальный бренд, а они с пиететом относятся ко всему французскому. Понятие «Made in France» можно распространить на все, начиная c сыров, вин и прочего, заканчивая электронной продукцией компании Archos. И француз всегда купит французское, если он видит аналогичные предложения от других компаний. Он скорее всего не будет платить дороже за французское, но если он видит аналогичное, предпочтет французское.

В тот момент, когда на французском рынке появился PocketBook, не было ли у французов ощущения, что локальное, то есть отечественное (французское), должно стоить дешевле известных мировых брендов? Как это мнение существует в России или Украине, например.

Во Франции этого нет, однозначно. Здесь такой подход выглядит абсурдно. Почему что-то сделанное во Франции должно быть дешевле того, что сделано в Китае? Имеется ввиду не то, где это произведено, а то место, где это разрабатывается. Bookeen, например, делает концепцию полностью во Франции. Это нормальный производитель, он разрабатывает полный цикл – софт, хард, хотя внутри конструкции могут быть готовые электронные компоненты. Компания может полагаться на референсный дизайн китайских заводов. Тем не менее, Bookeen – это не просто имя на готовой продукции китайского завода. По мере развития компания идет все дальше и сейчас они выпускают эксклюзивную оригинальную продукцию.

Рассчитав приблизительный объем французского рынка, твоя компания ориентировалась на 1000 или 1500 устройств в год?

Нам казалось это разумным. Особенно для начала и для бренда, который вообще никто здесь не знает.

То есть, основная нагрузка для внедрения продуктов PocketBook ложилась на SPB Innovation?

Естественно.

PocketBook, став вашим партнером, пыталась навязывать вам условия или методы внедрения своей продукции? Они диктовали идеи как рекламировать устройства, где продавать и так далее?

Объективно PocketBook не имела компетенции на французском рынке. Компания просто не знала локального рынка. Ее европейское представительство было на начальной стадии развития. В основном (тогда) ориентировано на Германию. Мы, конечно, плотно общались и координировали наши действия.

С чего вы начали и как решили рекламировать PocketBook французам? Какая была выбрана форма подачи?

Никаких больших рекламных или маркетинговых бюджетов у нас не было. PocketBook финансировать эти нужды был не готов, тем более в нормальных объемах для вхождения на рынок. Мы использовали стандартные, доступные нам средства. Это в основном минимальные бюджеты или вовсе бесплатные приемы. Были привлечены ресурсы, которые не отличаются от ваших российских. В основном блогеры, пресса, энтузиасты, форумы и так далее. Была нанята французская PR компания, которая дала нам рекомендации и каналы по продвижению информации о продукции. Это не значит, что нам cделали готовый PR. Они предоставляли контакты, мы работали с журналистами и блогерами.

Компания PocketBook понимала тогда, что к ней будут относиться как к шильдиковой компании?

Еще хуже, как к китайской компании!

Понимая это, они решили уделять внимание рекламе своего бренда?

Рекламировался сайт PocketBook и ничего более. Никакой рекламы в журналах или газетах не было. Об этом речь не шла. PocketBook является самостоятельной и оригинальной компанией, с оригинальной продукцией и обладающая довольно высоким уровнем качества, особенно в области программного обеспечения и потребительским свойствам. Естественно, мы отталкивались от того, чтобы представить компанию как одну из равных в мировой пятерке. То есть одним из мировых брендов, которым она и является.

Какой был размер самой первой партии PocketBook 360°?

Точно не помню, что-то в районе 200 штук. Не много.

А как определялась ценовая политика?

Мы исходили из сложившейся ситуации на рынке. Взяли за основу цены Bookeen. Если память не изменяет, это было в районе €169. PocketBook 360° имела лучшие характеристики и потребительские свойства. Мы посчитали, что надо перебивать цену конкурента преимуществами, но не дешевизной.

А как французы реагировали на равную цену?

Собственно, никак. Они либо покупали, либо нет, а покупали мало. В начале было достаточно смешно. Мы не боялись сориться с журналистами. Они писали неприятные и несправедливые слова. Было впечатление, что они поигрались и отложили, но не вникали в сам продукт и его преимущества. Мы тратили очень много времени общаясь с блогерами доказывая, что они не правы. В одной из статей заявлялось, что скорость перелистывания составляет 5-6 секунд, в то время, как PocketBook 360° обладала таким софтом, который по скорости работы превосходил всех конкурентов. Доходило до того, что приходилось наглядно доказывать нашу позицию с помощью видеоролика, снятого на телефоне. Например, один журналист серьезного издания написал о серии «Pro», что она не работает с картами памяти, нельзя подключить к Macintosh и так далее. Были абсурдные вещи. Брал компьютер, встречался в кафе и показывал, что он не прав. Журналист ухмылялся, но статью не правил и не снимал.

На все это тратилось приличное количество усилий, времени и нервов. Потихоньку нам удалось донести информацию о качестве продукции PocketBook и они становились очевидными для тех, кто реально хотел разобраться.

Французы, вообще, любят электронику и всякие гаджеты?

Как все. Нация довольно продвинута технически. Профессия инженер во французском обществе одна из самых уважаемых. Из наиболее уважаемых. Это вершина для французского образования. Некоторые впоследствии уходят в коммерцию, но инженерное образование ценится в течении всей жизни. Инженерная школа сильная и, естественно, пользователи здесь очень технически продвинуты. Французы любят читать, мало того – это одна из читающих наций в Европе. При этом, с практически пустым рынком, если говорить об устройствах для электронного чтения. Причем, это не связано с тем, что французы не хотят покупать, здесь обратная реакция – производители не могут предложить свою продукцию в основном из-за того, что выход на рынок и присутствие на нем стоит довольно дорого.

У нас в разговоре наметилось разночтение. Изначально было два конкурента – Sony и Bookeen, а через год PocketBook уже пятая компания на рынке. Так сильно изменился рынок за это время или кого-то изначально не учли как конкурента?

Рынок развивается. Думаю, мы вышли с PocketBook достаточно вовремя. Отсеялись мелкие бренды, были попытки сетей вывести свои ридеры, например, Fnac – крупнейший магазин во Франции, не знаю аналога в России, чтобы было понятно, выпустили fnac book, это был кастомизированный OYO. Магазин заказал не просто кастомизацию, но и добавление радио модуля. Устройство было полностью закрыто и ориентировано на интернет магазин fnac. Никаких дополнительных форматов устройство не поддерживало. С аналогичным предложением вышла France Loisirs. Она все сделала в лоб, взяла OYO от Thalia и выставила на продажу.

Надо понимать, что когда такая сеть как Fnac выпускает устройство для чтения, она обладает несравнимо большим ресурсом по сравнению с PocketBook. Это сразу 300 магазинов по всей Франции и интернет-магазин. У Fnac многолетняя репутация. Люди покупают такие устройства только потому, что это «fnac book».

То есть мы пришли третьими, а в конце первого года уже был десяток игроков.

Была во Франции ситуация, аналогичная России, когда появляется огромное количество китайской продукции под местными брендами? Причем без поддержки контентом. Устройства и ничего более.

Французский рынок это отвергает. Если поставить задачу купить такое устройство, то можно в интернет что-то подобное найти.

Основная ставка делалась на привычные магазины?

Не совсем так. Есть у нас крупный партнер, компания Pixmania (официальный сайт: www.pixmania.com). Ими охвачено 26 стран Европы, торгуют с единого склада в Париже и практически на всю Европу.

Наверное имеет смысл объяснить моим читателям, существуют ли во Франции торговые сети, аналогами которых являются М-Видео или Эльдорадо?

Да, есть. Fnac является аналогом, но, в отличие от М-Видео, не торгует крупной бытовой техникой. Узкоспециализирован. И прямого аналога в России у этого магазина нет. Есть компания Darty, которая продает электронику и крупную бытовую технику и она больше похожа на М-Видео. Но у них нет тяги к таким гаджетам, как электронные книги.

Во Франции есть мелкие магазины, аналоги нашим «коммерческим киоскам» на улице?

Нет. Есть другие, не совсем подобные российским. Обычно такие собственники бизнеса закупают пакетные предложения у крупных дистрибьюторов. Они почти никогда не опираются на производителей. Заказывают по каталогу и дистрибьюторы им отправляют регулярно большую коробку с различными гаджетами на продажу.

Есть ли у вас отклик от торговых сетей? Может отклик помогает определиться, какой вид товаров будет пользоваться спросом, а какой нет? Есть для французов разница в технических характеристиках?

Естественно, как и везде, есть гики, а есть простые потребители. У французов «никогда не было проблемы с выбором». Это интересный момент! Им всегда торговые сети навязывали «правильный» выбор. Иными словами, выбор сделан за потребителей. В любом крупном магазине есть каталог и там будет указан рейтинг товара. Первое, второе и так далее место. Все плюсы и минусы каждого продукта. Очень много усилий делается на том, чтобы протестировать товар до его продажи. У торговых сетей есть собственные лаборатории.

А когда появился iPhone, как отреагировали потребители, когда не увидели его в каталогах, на первом или на каком-то десятом месте?

Потребители странно отреагировали. Причем, до сих пор ажиотажа не было и нет.

Тогда как в такой рынок впихнуть не только iPhone, но и продукцию PocketBook?

iPhone попали на французский рынок по определению – они хорошо продавались в США и мобильные операторы привезли его во Францию. С одной стороны достаточно все просто – завозишь продукт и начинаешь продавать, с другой стороны – выбор сделан за массового покупателя и никакого PocketBook в этом списке не значится. Поэтому, существенную роль играет информация. Получается, что выбор делают журналисты, которые очень дорожат своей репутацией. Крупные закупщики являются потребителями такой прессы. Поэтому нужно понимать, почему здесь все происходит именно «так». По этой причине мы активно идем на контакт с различной прессой и отдельными блогерами. Этот подход подтолкнул PocketBook к успеху. Но хочу обратить внимание, что мы наняли PR компанию, она сильно помогла, хотя и не делала все для нас. Они помогли нам давать интервью, предоставлять вовремя устройства для тестирования журналистам и так далее.

Если выбор предопределен, то как французы борются за снижение цен?

Это покажется смешно, но они никак не борются. У разных ритейлеров в магазинах одинаковые цены. В интернет-магазинах ситуация несколько другая, там существует конкуренция, но весьма вялая.

То есть выбор основан на доверии к магазину и его каталогу? И как тогда французы относятся к серьезности предопределенного выбора?

Французы доверяют определенным магазинам. По репутации. И с журналами также. Если они рекомендуют то, что потребителю не понравилось, то они больше и не будут покупать то, что рекомендует именно этот журнал.

Если бы подобное было у нас, то рекомендации магазина, не попавшие в цель, снижали его репутацию?

Да, абсолютно верно. Поэтому, французские магазины вынуждены предлагать лучший товар. Закупщик в магазине – это очень квалифицированный в технике человек и он не должен допустить того, чтобы сеть закупила что-то низкого качества.

Может по этой причине у вас нет некачественных китайских товаров?

А как иначе? У нас, конечно, есть китайские товары, но по откровенно низким ценам. И никто не ждет от них качества. Есть крупные магазины, которые торгуют китайской продукцией под собственным брендом, но отбор подобных товаров проходит очень жестко, а цена все равно будет низкой. Это гарантия того, что товар не сломается в течении первого часа, а если это произойдет, то его без звука обменяют или вернут деньги. Не то что починят, а заменят полностью без каких-либо упреков. Магазин – это гарантия качества. Этому доверяют.

Каков гарантийный срок для PocketBook во Франции?

2 года гарантия, замена в течении 14 дней с момента продажи. Возврат денег – без объяснения причин. И когда мы заключаем контракты с ритейлерами, они ставят аналогичные условия.

Существуют ли такие магазины и журналы, которым надо давать взятки, чтобы о продукции была положительная статья, или чтобы магазин стал ценить продукцию выше?

Нет.

По какой причине? Высокий процент безработицы?

Высокие риски не окупаются взяткой. А давать взятки, которые окупают риски никто не будет. Вот и все причины. Репутация прежде всего. Это поддерживается корпоративной политикой. Закупщики в магазинах не остаются на своей должности более 2 лет. Их переводят в другой сектор, повышают в должности и так далее. Остаться на одной должности закупщика в течение 10 лет – практически нереально. Есть исключения, но крайне редкие.

Получив такой опыт по продвижению PocketBook во Франции, нет ли желания взять еще какой-то бренд в разработку?

Мы открыты. Другое дело, мы так считаем, что нет смысла работать с другим производителем в том же сегменте, да, и при отсутствии этих самых производителей. Если на российском рынке есть высокотехнологичные производители, то у нас есть для этого опыт и люди. Мы будем рады их видеть в числе своих партнеров.

Это вы так высоко цените PocketBook или не имеет смысл создавать себе конкурентов?

К сожалению, ни один российский бренд не может составить в этом плане конкуренцию  PocketBook. Их просто нет. Продукция не готова к выходу на европейский рынок. Становиться дистрибьютором чей-то электроники нам не интересно. Мы не дистрибьюторы.

Сейчас, в Берлине, будет выставка IFA и множество производителей, которых ты называешь несуществующими, будут предполагать, что с помощью этого мероприятия выйдут на европейский рынок.

Здесь надо понимать, какую стратегию используют эти производители. В большинстве случаев она проста – найти локального партнера, чтобы он бесплатно для производителя мог вывести бренд на рынок. Это не значит, что таких партнеров не существует. Их очень мало. Большие риски, которые с большой вероятностью не окупятся из-за низкой рентабельности сектора электронных гаджетов. Так рисковать мало кто хочет.

Одно из мнимых ценностей на российском рынке – появление пластикового экрана. Эти производители как бы лучше всех остальных. Они шагают в ногу с модой или прогрессом. Эти производители ждут аналогичной реакции на их продукцию в Европе. Именно эти устройства будут демонстрироваться на IFA.

Европейский рынок не готов к принятию чистых инноваций. Иногда я говорю: «очищенные инновации». Предложить инновацию под неизвестным брендом? Скорее всего, такая идея рынком принята не будет. Требуется приложить усилия, чтобы огранить этот бриллиант. Необходимо выполнить множество условий: Customer service – поддержка клиентов, маркетинговые и PR кампании. Без всего этого можно продать единичное количество любой продукции. А продать 10000 уже нет. Либо товар должен быть совершенно фантастическим!

Как сейчас перераспределились позиции брендов на французском рынке? Как на это влияет Amazon?

Amazon, как ни странно, не настолько существенно влияет на французский рынок, как, к примеру, на английский. Лично я ожидал большего интереса к Kindle. По моим оценкам, Amazon сейчас на втором месте, после Kobo. Цена на продукцию Amazon европейская, выше, чем в Америке. Это при том, что Kindle в основном продается напрямую и нет никаких посредников.

Французы также болезненно реагируют на американские цены?

Конечно. Но в массовом порядке, им (французам) как-то все-равно, что происходит в Америке. Они выбирают по своим деньгам. Есть барьер для импульсивной покупки, это как правило низкая цена, в районе €100. Надеюсь, что новый PocketBook Basic пробьет этот барьер. Конкуренция, вообще, довольно высока. Kobo во Франции стоит €99, Bookeen Odisey €99, а Kindle Touch дороже – €129. PocketBook Touch продается за €159.

Цена – это проблема производителя?

Зависит от того, на какой размер продаж ориентируется производитель. Если есть желание продать много – нужно продавать дешево. Можно продавать дорого, но продукт должен отличаться от всего остального. Кстати, характерный пример, с устройством PocketBook Touch. Это продукт, который выше по цене в сравнении со всеми конкурентами, и он продается лучше, чем любой другой PocketBook. Мы не успеваем его поставлять.

Может французы раскусили под брендом PocketBook определенно высокое качество?

Сейчас PocketBook уже хорошо известен. На него много хороших откликов. В солидном журнале, в графе «недостатки» можно встретить – «нет таковых». Журналисты сейчас не делают ляпов по отношению к PocketBook. Сейчас, если что-то не понимают, то они звонят и спрашивают. До этого было отношение «будьте довольны, что вообще написали». Так что усилия потрачены не зря.

Те французы, которые пользовались PocketBook, есть ли у них пожелания?

Они приходят и покупают еще. Набор функциональности в PocketBook перекрывает сейчас все пожелания потребителей. Причем, я не беру в пример Sony Reader, перешитую в CoolReader. Этого не будет здесь делать никто, за исключением гиков, то есть, единичные случаи. Насколько я понимаю, это является нормой в России. Или так представляется отсюда. Кроме того, мы сделали совместный проект с PocketBook «Первое впечатление», где донесли главную мысль – что получает потребитель PocketBook сразу после первого включения устройства. Благодаря этой акции разработана процедура «знакомство с устройством» и значительно переработаны параметры начальной конфигурации.

Когда ты говоришь о французах, начинаешь автоматически грассировать по-французски.

Ну, может быть. Новая модель 622 (PocketBook Touch) взяла на себя все предложения французов. И сейчас мы получаем в основном положительные отклики. Возвраты на уровне менее 1%, что гораздо лучше по французскому рынку, чем у конкурентов. Это уникальная ситуация, в которую никто не верит. Например, возвраты устройств Archos по нашей информации на порядок выше.

Если провести опрос среди потребителей – какое устройство они бы предпочли купить? Без указания точных ответов.

Здесь как-то не принято проводить подобные опросы, потому что можно получить ответы от гиков, которые на самом деле не влияют на рынок. А получить обратную связь от обычного человека очень сложно. Такие исследования стоят приличных денег. Мы поддерживаем обсуждение в форуме mobileread.com и они перекликаются с проблемами в обсуждениях на the-ebook.org. Есть мелкие, но глобальные проблемы. В основном связанные с локализацией. Французские потребители активнее и охотнее приобщились к сенсорному экрану. Это понятно. Это совпадает с последними тенденциями в среде смартфонов и планшетов. Здесь мало кто тыкает в кнопки Nokia. Людям привычнее использовать сенсорный экран. Смартфоны существенно повлияли на выбор потребителей. Мы участвовали в «Парижском Книжном Салоне» 2011 года, так более 90% посетителей наших стендов первым делом тыкали в экран, предполагая сенсорную функцию.

Какой процент французов читает?

Навскидку не скажу, но мы подходим к ключевому моменту, что PocketBook не предлагает французам контент. Все ограничивается устройством. Наши покупатели могут приобрести книги в любом месте, в том числе у конкурентов, так как поддерживается Adobe DRM, то проблем с чтением в PocketBook нет.

Французы консервативны к изменению своего языка. Они оберегают его. Как PocketBook реагирует на чистоту перевода интерфейса в своих устройствах?

Грубых ошибок нет, есть моменты, где можно улыбнуться. Перевод достаточно корректный и грамотный.

Напоследок, что надо сделать, чтобы увеличить количество читающих французов? Именно в электронной форме.

Во Франции государство делает существенные усилия, рекламируя стиль жизни через чтение. Существуют «медиатеки». Это когда читатель приходит в библиотеку и получает электронную книгу вместе с устройством. Кроме книг, в медиатеках есть аудио, видео, в общем все, что медиа- контент. Мы активно работаем с такими медиатеками для продвижения PocketBook. Они работают по принципу абонемента – годовое обслуживание порядка €30 и на эти деньги можно взять в аренду все что там есть, включая устройства для чтения.

То есть, во Франции можно вынести электронную копию книги только вместе с устройством?

Да. Может отсюда и небольшой процент пиратства.

Ну, что ж! Спасибо тебе, огромное! Надеюсь это интервью принесет много полезной информации читателям и им будет интересно сравнить свои представления об окружающих нас странах и мире, в частности.

Спасибо!


 
 

Комментарии к сообщению “SPB Innovation: у французов «никогда не было проблемы с выбором»”

  1. Boris:

    Вот уж действительно, «Нет плохой читалки, а есть хорошая реклама товара»!

    То есть, при умной политике (включая ценовую) Оникс отодвинет Покетбук на задворки.

    • Все достижения оцениваются по факту. В теории, и мы с вами можем в космос полететь. Поэтому, нужно начать стремиться и делать оригинальную продукцию. Локализовать ее на 26 языков, как PocketBook, создать службу поддержки, увеличить срок гарантийных обязательств, снизить цену, создать оригинальный внешний вид конструкции… огромный список! Главное – начать.

      Onyx под шильдиком был представлен на французском и европейском рынке. Одна или две модели. Под брендом Onyx будет сложно выйти, так как такой бренд в Европе есть. Занимается электроникой.

  2. happyhgy:

    Большое спасибо за публикацию — давно не читал здешних статей «от корки до корки». Грустно, что по сравнению с прочитанным наш рынок буквально в каменном веке…

    • Я бы не стал «так» категорично оценивать. Главный смысл интервью – понять, что при общих законах бизнеса национальные рынки вовсе не похожи друг на друга. И наша любимая фраза «возьмите и сделайте < определение чего>» – как правило, остается лишь декларацией. Мне понравилось, что французский рынок активно отсеивает низкопробное, чего у нас не происходит, а наоборот – развивается. У них делаются периодические попытки внедрения дешевок, но французы борются с этим своей пассивностью. Они не бегут в магазин увидев низкую стоимость. В той же сети fnac мне понравилось, что абсолютно любой товар можно пощупать в работоспособном виде и абсолютно любой товар можно взять с полки и пойти к кассе. У них нет элитных товаров в магазине. Macintosh или PC лежат в коробках на равных. В магазине огромное количество аксессуаров для всего чего хочешь! И так далее.

      Мы были с Александром в какой-то деревеньке, поле и дом по середине. Так в этой глухоте, на этой ферме, можно оплатить покупку сыра или вина кредитной картой. В этом смысле, нам еще много чего придется сделать.

  3. MyShell:

    Спасибо, интересная статья-интервью.

  4. Skrydj:

    Интересно сравнить Француский и наш бизнес. Радуюсь, что ПБ находит новые и новые рынки сбыта и партнеров, которые готовы заниматься этим (как я понял «нахаляву»).

    Что откровенно не понял — это пренебренебрежение к дешевым китайским товарам — страх получить некачественный товар. Во Франции нет Закона Потребителя, он не работает или французы совсем безграмотны?

    Третье место, где я вижу применение слова медиа к книгам. Какое-то время на зэ-ебук это использовали, на сайте сони в Канаде — сейчас, и вот, француский представитель ПБ называет книги «все, что медиа». Я понимаю, что книги можно впаривать и в кинотеатре, но это не сделает их фильмами, и в мясной лавке… Но к «все, что медиа» относить е-книги и читалки для них…

    • Там нет пренебрежения к китайским товарам. Там существует пренебрежение к низкому качеству.

      • Lecron:

        Вы сами отметили — каждый рынок разный. Думаю для этого есть некие причины, общие для всех рынков. Я бы назвал две основные — воспитание и уровень жизни.
        Вначале нашего человека, как потребителя, воспитывал тотальный дефицит потребительских товаров и достаточно низкие доходы. Потом, в конце 90-х, доходы стали еще ниже, хотя дефицит изчез. Сейчас ситуация получше, но хорошей ее назвать трудно.
        К чему это привело? К тотальной экономии. Стремлению найти более дешевый продукт. Хорошо бы, если это стремление было только у потребителя. Однако,
        у «предпринимателя», есть навязчивое желание любыми способами выбиться из низшего слоя. Живший ранее в коттедже, как и все его окружение, он может захотеть лишь лишний этаж. А наш бизнесмен проживший всю жизнь в коммуналке, обязательно захочет замок. А при больших запросах, возможностей для заработка у нашего беизнесмена не больше чем у западного. Вот эта ситуация толкает их на предложение еще более низкопробного товара, чем ожидалось для той ценовой ниши, к которой стремится потребитель.
        Когда обе стороны заботятся об «экономии», ни к чему хорошему это не приводит.
        Результат. Для при сопоставимом качестве у нас более высокие цены и более низкие возможности, чем в той же, сравнительно благополучной Франции.

        Всегда предлагают представить, а чтобы было, если бы у нас возросли доходы вдовое, при сохранении прежних расходов (цен). Я предложу наоборот. Представим тотальный кризис еврозоны (который совсем случайно нас не затронул), когда расходы французов остались прежними, а доходы упали вдвое.
        Как они начнут относится к ценам и качеству? И китайское начнут покупать и кЕтайское.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.