Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly, PDF & Email

Ежели не врешь, не накуёшь!

24 августа, 2013

Ежели не врешь, не накуёшь!– «Был у меня знакомый мужик, если не запамятовал, звали его Евменыч. Его почему-то не величали по имени. Либо по отчеству, либо целиком Евменыч Сапрончик! Так вот, он мне рассказывал…» – начал беседу Абакум.

– «Брешешь, как обычно!» – прервал Влас Колобов.

– «Ты погодь, дослушай. Он короче захворал, отвезли его в больницу…».

– «А там? Опа! И врачей-то нету! Одна «Нюрка косая» с бинтами мается. Мастер йодных сеточек. Я ж говорю – брешешь ты»!

– «Погодь! В город его повезли. Там и врачи есть и палаты чистые. Евменыч сказал, что сильно больным был. Плашмя неделю пролежал, потом кости болели. Какой день, ночь ли на дворе, незнамо ему. Как лежал, может только частями вспомнить. Говорит «глаза открою, мужик орёт: «что уроды, ляжите? Ну, ляжите, ляжите, а я хоть сейчас к девкам… Ладно, курить пойду»!.. Глаза сами закрываются. Потом щелками прорежутся, сестра стоит. Наклонится и что-то во мне увидеть пытается».

– «Хорошенькая»?

– «Это больничная сестричка. Халат белый, лицо как у всех, не различишь на скору руку. Голос ласковый: «сейчас милок», «подушечку поправлю», «надо еще ложечку». И кажный раз, как глаза откроет, видит Евменыч что-то новое в бреду – то потолок, то тётка с тряпкой полы драит. Картинка как в кино, кажный раз другая. Ей Богу! Сюжет дурной, о чём и где?! А как палату не узнал, пока в отключке был, его перевезли в отдельную, думал померли все кругом, от того и тихо стало! Сестричку увидел, успокоился. Это ж ему потом сказали, что неделю пролежал, а мне сказывал, что будто день прошел».

– «Слышь, Ловышев, ты к чему мне голимотьё говоришь»?

– «Я короче, чё вспомнил. Ящичек свой включил в декабре, новостей посмотреть, а там мужик из министерства президенту телефончик нахваливает. Мол, наш, российский, сами сделали, глонасу ловит. Слышь Влас, президент головой кивает. Зырь на меня, вот так… Мол, давай Викторыч, сказывай, нравится мне твоя игрушка новая. Опосля года, весной пришел новый президент, он постарее будет и был уже до молодого, но просто еще раз пришел, опять вроде как новый. Короче, мужик наш, сильный такой. Так я, ящичек вечерком «чик», а там рыжий со своей планшетой пришёл. Здоровая такая. Они все президенту хвастаться бегают. Слышь Влас, говорит читать можно, книжки там, для детей. В школы завезут! Цельных тыщу штук сделали! Президент кивает и даже вслух зачитал книжонку с планшетки. Видать нравится».

– «Здравы будем»! – Влас поднял полстакана, рука здоровая, сухая, стакан как рюмаш маленький.

– «Ты, тишь давай. Моя услышит, ворчать будет. Давай…» – Абакум поднял свой стакан и, перекрестившись, выпил, поморщился и с удовольствием крякнул. Продолжил: «Короче, годочка два или три назад было. Как включу ящик, а там хвастаются в новостях. Мужик новый и по-французски «тет-а-тет» с президентом в пустом кабинете. Тот опять кивает. Вопросы задает, мол, в курсе я, был на вашем заводе. Тут и вспомнил Евменыча, рассказ его. Я вроде здоровый и дома, но как глаза открою, что-то вижу. Стены те же. Печь белая стоит. Баба моя рядом. Платочек на ней один, лет 20 назад подарил. Президент в ящике, почти тот же кажный раз. Тот, что новый, крепкий такой. И как то мне тоскливо стало, в город захотелось. Слышь Влас, я ведь лампочку с «наной» не видел. Говорят в городе все в огнях, а платят сущие копейки»!

– «Брешут, как ты»!

– «Чё брешут… брешут… Заладил. Я ж не в бреду видел, показывали её президенту, цифирьки говорили, экономия говорят большая. Мне все хочется посмотреть новое. Почитал бы на планшетке детишкам. Поди, за три года в кажном магазине продается».

– «Может тебе и телефончик с глонасом надоть»?

– «А чё? Я б не прочь. На почте всегда народ. Ерофеевну в огороде реже вижу, чем там. Она как в будку зайдет, я с почты ухожу. Ждать невмоготу. Телефон с глонасой, небось дармовой, а чё бы! Он же наш, родной, отеческий».

– «Здравы будем»? – шепотом спросил Влас.

– «Не части. В мене только зажглось».

– «Чё зажглось? Ты папироску подальше держи от себя»!

– «Уж, папиросок-то нету, всё эти «с фильтром». Покуришь, дыма много, а курить охота. Помнишь «Казбек»? Короче Влас, сидим с тобой в деревне, а там жизнь! Хочу увидеть! Жизнь идет, а мы только глаза успеваем открывать к новостям. Не знаю, что настоящее! Давеча внук приезжал. В городе учится. Говорит магазины большие, а мать ему компьютер купила, в интернет подключила. Ты, Влас видел интернет? А вот мой инсталяшка двенадцати лет там круглосуточно. Ты, Влас скажи, а чё там? Я вот ящик включаю и вижу чё кажут, а внук говорит в интернете сайты есть. Говорит, ты деда, какой ник в фасбуке? Я мол, тебя залайкаю! А чё, Анатолий Борисыч наверно там есть. Он же по технологиям всяким. Должен быть. Я бы ему лайканул чё нибудь приличное! А он мне, здрасьте дед Абакум, планшетку хотите? Хочу! А как не хотеть то»?

– «У меня уж рука устала со стаканом. Здравы будем»?

– «Давай»… «Слышь Влас! Они для планшетки завод строили. Деньжищи какие! На нашей почте таких никогда не бывало. Это ж, сколько тракторов надо, чтобы привести, а раздать!?»

– «Ты свой трактор зря чинил что ли»? – смеется Влас.

– «Этот завод должон экраны с «электронными чернилами» делать. Не понимаю, мудрено как-то. Была у меня ручка с чернилами. В банку макать не надо! Чуть покрутил и пиши, пока чернила есть. Видать экраны как бумага, а то, как чернила сохнуть будут… А! Вспомнил! Борисыч сказывал, мол, экран пластиковый. Я вот Влас не понимаю технологий. Внук в них как хорек – шустер! Кажный раз говорит мне, как работает компьютер. Слышь Влас, Борисыч лампу из кармана вытягивает, на стол президенту. Хоть бы в тряпочку завернул, а то с табаком так на стол и выложил. На вот! А я тогда заржал еще, за лампу тысячу рублей платить! Вон, в наших «Скобяных товарах» без всякой наны, всего сорок рубликов».

– «Сорок рубликов! Я вон с солнышком встаю, с ним и ложусь, а ты все ящик смотришь».

– «Вчерась смотрел Перис-хилтон-прожектор. Вроде так. Мужики так складно по американскому президенту поглумились, нашего даже плечиком не задели. Было смешно и горделиво как-то. Слышь Влас, они сказали, что надо американские войска в Беларусь и потом сказать, что выводят. Будто миротворцы какие. Потом смеялись, говорили про колорадского жука. Мол, американцы его в Беларуси сквозь землю в картофель пихают! Смешно. Я даже вышел на двор из ведра попить. Эх, темный ты мужик Влас»!

– «Зато культурный. Я хоть выпью, хоть трезвый, а как Петька по деревне с дубиной не гуляю».

– «С дубиной он завсегда теперяча ходит, опосля как его волки в лесу подрали».

– «Ага, а теперь ему волки кругом мерещатся. То Зинку долбанет, а она визжит, моя на помощь, потом обе врассыпную. То самовар приложит так, что сапогом больше раздувать нечего».

– «Ты вот, Влас, как будешь культурным без планшетки с чернилами. Надо же книжки читать».

– «Чё книжки, у меня газетки в сортире мажутся свинцом не хуже. Тож чернила. Чердак чистил, столько «Правды» советской вынес, теперя пригодилась. Читаю. Помну бумажку и читаю. Ты знал, что озимые уродились? Вот и я только на клочке прочитал. Полезно! Второй части не было, где это было? Мне неведомо».

– «Эх! В город надо, планшетку охота, больше чем в сортир. Ты погодь, не уходи, мы третью опрокинем»! – Абакум оперся на скамейку, встал и как мог, засеменил в культурную столицу Власа. «Слышь Влас» – закричал он уже из-за деревянной двери, — «ты бы историю тут устроил. У тебя, что новые газеты, что старые, в одной стопке».

– «Ты что там, читать уселся? Планшетки ждать не будут, лампочки сами не вкрутятся, телефона по гланасам сама не сориентируется»!

Когда Абакум вернулся, Влас отпил половину, но стакан на скамейку не ставил.

– «Ты знал, что наш телефончик лучше яблочного?» – начал на подходе Абакум.

– «Это чё такое»?

– «Так Викторович сказывал. Говорит, наш-то будет лучше. Мол, все своё. Сами сделаем, будет лучше, чем у яблочного. Мне внук говорит, что есть в Америке «Жлобс» и он там сделал чудо-телефон. У всех аж руки трясутся, так хотят его купить. «Жлобсовская» компания с яблок начинала, сейчас недоеденное яблоко картинкой на компьютеры клеят. Кислятина поди, аль поперхнулись и дальше не стали кусать, а телефончик-то сделали. Может нам «богатым фермерам» дикарки натрясти и тоже к президенту? Ты представь Влас, мы с тобой в «костюмчиках со свадьбы» и новый кованый забор покажем, а президент кивать будет. Мол, мужики, на Вас надеялся! Ты не смейся, ждет поди! У нас своё ведь нано есть. А чё, скажем – всей стране накуем»!

Из соседнего окна высунулась бабка, лицо её скривилось, показала кулак – «я Вам накую! Куйщики! Один раз молотком вдарят, полдня глаза таращат. А ну домой, скотину кормить»!

– «Ладно Влас. Пойду». (С улыбкой) «Надо бабу накормить и выдоить, а то видишь злая какая».

– «Давай Абакум, пиши эсэмэсы на скамейке, как из города приедешь».

Доброе утро!

Прошло чуть больше 960 дней с момента демонстрации Сергеем Чемезовым отечественного телефона Президенту России. Глонасс поддерживают иностранные телефоны. Нашего так и нет. До сих пор.

Прошло чуть больше 730 дней, еще один праздник изначально обреченного продукта – отечественного устройства для чтения с экраном Plastic Logic «изготовляемого» на заводе, недалеко от Зеленограда. 150 млн. долларов освоили, 750 сорвались. Ни денег, ни устройств, ни завода.

Лампочки, а тоже прошло 730 дней. В магазинах появились, стоят дешевле 1000 рублей, но почему-то «сделано в Китае».

Когда лампочки презентовали, озвучили экономию от внедрения светодиодных ламп. Мол, в рамках страны сплошная экономия.

В моем подъезде все время перегорали лампы. Меняли их неохотно. Сосед «с четвертого», вроде строитель, говорит «давай сбросимся, я мужиков пригоню, они все лампы в подъезде поменяют, причем поставят с датчиками движения. У меня есть подрядчики».

Иду по лестнице. Мужики лампы из потолка выдирают, новые вешают. Действительно компактные и светодиодные. Спрашиваю: «это те, что лампочки-чубайса»? Они мне: «нет, мы из Уфы, сами делаем».

Сами! На плафоне действительно написано «Сделано у НАС»! Лампы по началу страшненькие кажутся, но кондовые, наши!

Хожу по подъезду, радуюсь и так я полюбил эти лампы, Уфу, настоящих мужиков тамошних! Наших! Лампы как видят меня, действительно начинают гореть ярче! А сами маленькие такие! Технология! Экономия энергии за наш счет родному государству. И к президенту не надо!..

– «Здравы будем»?


 
 

Комментарии к сообщению “Ежели не врешь, не накуёшь!”

  1. REALexMSG:

    «Давай»! Ж)

  2. Lecron:

    Статью лайкнул. 😉
    По поводу лампочек верно подмечено. Да, уж, энергоэффективные. За наш счет родному государству. Но я на них перейду, когда они станут деньгоэффективные.

  3. AndyN:

    «Индо взошли озимые…» Ⓒ 🙂

  4. ЭТО ГРИША:

    очередная шизофазия

  5. Mikk:

    >Глонасс поддерживают иностранные телефоны. Нашего так и нет. До сих пор.

    Я, в силу приобретенной в ходе школьного\институтского обучения, тупости, не въехал в пафос ситуации. Что именно плохо? Что не выпускаются отечественные мобильники, способные конкурировать с самсунговскими по качеству и, одновременно, с ZTE-шными по цене?
    Или дело в ГЛОНАСС-е?
    Так его основное применение Евсеичу из деревни не будет видно НИКОГДА, если Евсеич — не отставной офицер РВСН. Применение ГЛОНАСС-а в потребительстких продуктах — штука побочная, да и то куда чаще продукт выглядит вот так: http://www.irz.ru/products/12/307.htm

    • Lecron:

      Не. Фигня в том, что наши распалялись, что мы сделаем девайс с Глонасом. Западные промолчали. Прошло несколько лет. У промолчавших он есть, а у кричащих нету.
      Не надо говорить мы сделаем это, надо говорить мы сделали это.

  6. Dir:

    Mikk: ты раскажи голандскому Евсеичу про как ему GPS НЕ НУЖЕН. Боюсь не поймет… У него комбайны по GPS-у косят, а сеялки сеют… А он в это время трубочку покуривает.
    А нашему Евсеиичу именно благодоря РВСН примение в сельском хозяйстве не увидеть никогда….
    P.S. Если не понятно о чем речь гугл в помощь. Искать «применение GNSS в сельском хозяйстве» к примеру 2 ссылка.

    • Mikk:

      Не стану я голландцу рассказывать — он меня на смех поднимет, открыв Википедию с историей разработки GPS, ткнув пальцем в тот абзац, где рассказывается об изначально военном применении, о специально введенных в канал L1 ограничителях, и т.д. На всякий случай, GPS работала с 93-го, а загрубление координат для невоенных приемников отключили в 2000-ом.
      GPS — военная технология, которую, усилиями Рейгана, объявили технологией двойного назначения; ГЛОНАСС — то же самое, но в мирное время он не дает преимущества никому, а в военное наплевать будет как на российского, так и на голландского Евсеича, не до них будет. Единственный реальный смысл ГЛОНАСС-а — это использование его в военной технике, без возможности для американцев ввести в координаты пятикилометровую ошибку, как они делали во время, например, грузинской войны. Всё остальное — рекламные мероприятия, создающие иллюзию нужности ГЛОНАСС-а для кого бы то ни было еще.
      Но желающие сказать, что если нечто не служит дальнейшему умягчению туалетной бумаги, то оно не нужно — не очень умны.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.