Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly, PDF & Email

Идеология поражения

12 октября, 2013

© All rights reserved by the checkered mindДолго готовился к статье и в какой-то момент понял, что собранная информация уводит меня не просто в сторону от проблемы «сокращения объемов чтения газет, журналов и книг», сколько заводит меня в зыбкие топи и болота. Мысль «как сюда попал» становится второстепенной. Появляется желание выбраться, найти путь «назад», хотя стремился и шел «вперед».

Политику во всем мире можно представить гораздо проще, существует два типа правления: «разрозненные» и «объединенные». Каждый из типов может быть «замкнутой» или «открытой структурой».

Умышленно не упоминаю «демократию», «капитализм», чтобы это не отвлекало внимание. Объясню почему. Буквально 30−40 лет назад считалось, что «капитализм» есть форма правления, которую можно противопоставить «социализму» или «коммунизму». То есть, капитализм по какой-то причине воспринимался политическим строем. Сейчас есть характерные примеры, когда видно, что китайский «коммунизм» уживается с собственным и мировым «капитализмом», а если видится иное, надо смотреть на результат, а не термины.

Современные страны сейчас делают акценты на другой ценности – «демократии», которая, по их мнению, автоматически включает в себя понятия различных «свобод». Демократия либо есть, либо нет, не существует градаций «наполовину» или только «на четверть». Оценочная система стала «самопровозглашением» здравой политики.

Историю можно рассматривать имперскими шагами. Каждый отрезок на пути развития цивилизаций был подчинен конкретному правлению. Буквально в начале XX века миром правила «Британская империя». Окончание второй мировой войны закрепило в роли нового императора «Соединённые Штаты Америки», разрушив зарождающуюся «империю фашизма» и позже «единство коммунизма». Типичный лозунг «десять тысяч миль от края до края» был только началом империи «от Пуэрто-Рико до Филиппин» в конце XIX века.

Правление каждой империи, в свою очередь, можно классифицировать также на два типа: «строительная» и «разрушительная», умышленно не использовал определение «созидающая». Следы «Римской империи» можно найти во всей Европе, в то время как «Американская» войдет в историю самым большим количеством военных баз во всем мире, войнами за природные ресурсы и разрушением крупных государств на мелкие и подчиненные. Никто из историков не скажет, что Лондон выстроили американцы, потому что это сделали римляне. Две совершенно полярные империи.

Любая политика строится на принципах «приемлемой морали». Для определения границ используются: образование, религия, традиции, культура, социализация и так далее.

Например, если религия служит Богу, то верующие от Его имени подчиняют общество собственной «приемлемой морали», которая стала на определенном этапе истории традиционным толкованием, порой далекой от писаний. Её (мораль) применяют не в рамках религии, а общественного уклада. Аналогично поступают политики, так как используют те же принципы. Люди, независимо от вида деятельности, склонны применять границы «приемлемой морали» к любому аспекту жизни.

Английская актриса конца XIX века миссис Патрик Кэмпбелл говорила: «меня не волнует, что делают люди, пока они не пугают лошадей». Это некое общественное ограничение в поведении людей, в том числе может включать в себя «половую ориентацию», как пропаганду, которая может испугать не только лошадей, но и уже создало негативное убеждение у части общества. Насилие – единственное, чего стоит бояться, а это действие подлежит уголовному преследованию независимо от ориентации и возраста пострадавшего. Об этом стоит помнить, когда хочется порассуждать на тему «кто и что может делать» или «не должен».

Наша жизнь грустна и не уютна. По этому поводу великая актриса Фаина Раневская сказала: «…а вы хотите, чтобы я воткнула в <…> куст сирени и делала перед вами стриптиз».

Общество не готово расширять границы общественной толерантности и в основе лежат принципы «приемлемой морали». Интересно наблюдать результаты проникновения новых принципов «морали» и «ценностей» из объединенной Европы, после распада СССР, на отдельные независимые страны. В большей степени это происходит в более открытых государствах. Очень интересно, что часть законов в странах, не принадлежащих Евросоюзу, стали изменяться для уравновешивания общеевропейских различий. Упрощение визового режима увеличивает туристический поток между странами и в результате обычные граждане становятся толерантными в отношениях внутри собственных государств. Элементарно видят пример иного поведения, пытаются не только подражать, но и меняют точку зрения.

Точно также мировая экономика стала влиять на отдельные государства, даже замкнутого типа, с точки зрения «развитых демократий». Во время мирового финансового кризиса 2008 года Республика Беларусь точно также подверглась экономическому спаду, но с естественным ограничением в тех областях, в которых слабо интегрирована с мировой макроэкономикой. Если взять за точку отсчета «объемы чтения газет, журналов и книг», то падение интереса к чтению среди белорусов равнозначно не только к внутренней экономике и политике, но и к мировым тенденциям. Сокращается количество читателей книг, падают подписные объемы на газеты, все меньше покупают журналы в розницу. Как бы политики ни оценивали эту страну, её внутренняя жизнь постоянно интегрируется с общемировыми трендами, она естественная часть мира.

Главным принципом интеграции любой страны в приемлемые общественные ценности становится наращивание объемов мирного сотрудничества и общения между странами.

К принципам существования независимого государства относятся не только мощная армия, экономика, наличие человеческих и природных ресурсов, но и «содержание средств массовой информации», как части национальной доктрины не только для выражения свободы слова, идеологии, но и для борьбы с дезинформацией.

Самое интересное, что любую «национальную ненависть» или «половое неравенство» усиливает молчание, потому что обсуждение может трактоваться как пропаганда и находится под прямым запретом. Вместо грамотных и воспитанных людей, которые могут высказаться по острым проблемам с должным уважением, появляется преклонение перед глупцами и их мнением. Причем, иногда достаточно послушать и расслышать высказывание политика, чтобы усомниться в том, что за него стоит голосовать. Вместо поддержания должного уровня «свободы слова», государство вводит ограничения на выражение любых противоречивых мыслей, так как само их наличие и есть нарушение, а не смысл сказанного.

Если нельзя слышать «мысли», то «жажда чтения» отпадает надолго!

Вероятно, нужно использовать термин «чтение» не только к книгам, но и к средствам массовой информации, а также к научно-популярной прессе для упрощения понимания проблемы и поиска выхода из ситуации, а не только ради очередной констатации фактов, чем заняты в последнее время все специалисты. Сейчас нет никакого смысла говорить о переориентации «чтения» на электронные носители, в том числе Интернет. Проблема несколько шире и она находится внутри общества. То, что читается на современных носителях – конъюнктурная литература и точно такая же «свобода слова». Если неугодные мысли и гражданские свободы запрещены, то очень легко догадаться, что они перетекают туда, где ими можно поделиться и распознать как значимые. Со страниц газет, журналов и ТВ, обсуждения перетекают в Интернет, на электронные носители и в политику.

Если в этот момент мой читатель утвердительно кивнул головой и согласился с трактовкой, что перетекание информации с одного носителя на другой выглядит логически верным, то попробуем вместо слова «свобода» подставить «сексуальное меньшинство». Откуда столько проблем и обсуждений о правах и свободах гомосексуалистов? Эта тема в «стоп листе», некорректна и перетекает туда, где она востребована – на улицы, в Интернет и в политику. На этих носителях человек распознает тему привлекательной. Обратите внимание, что она интересна не только с точки зрения «одобрения», но и «осуждения». Желание «набить морду» не менее популярно в сравнении с «защитой гражданских прав» сексуального меньшинства.

Здесь можно сделать только один вывод – общество уже готово обсуждать самые сложные темы. Общество может не соглашаться, но оно занимается обсуждением. Есть сторонники, есть противники и немало тех, кому это вообще безразлично или они принимают свободы с собственными разумными ограничениями.

Государство обязано содержать средства массовой информации! Если какой-то источник (сайт, газета, человек) высказывает точку зрения, то блокируется доступ к информации, как запрещение на чтение неугодных мыслей.

Газеты стали меньше читать. А зачем? Газеты в электронном виде тоже не читают. Если есть запрещенные темы, которые актуальны обществу, то оно не понимает смысла, ищет актуальные темы в других источниках. Представьте, если мы будем говорить об образовании, но запретим учебники! Как можно построить гражданское общество, если можно говорить только о погоде, спорте или использовать носитель для программы телепередач.

Было заранее известно, что уровень любого вида чтения снижается. Точно также как и была понятна, логична необходимость адаптации современных носителей для чтения. Не смотрели в корень, что поток информации расширяется, а пресса оказалась под ограничением локальных законов.

Пресса всегда зарабатывала деньги ради существования. Журналист получал зарплату за то, что доводил информацию до своих читателей. Как только сократились подписки на периодику и розничные продажи, спонсировать выпуск газет смогли только инвесторы, реклама, политики, причем не только отечественные. Пресса стала очень выгодной системой дезинформации. Деньги не настолько важны, как разрушительный эффект от вторжения в чужие мозги.

Для сильного государства важно поддерживать прессу не только деньгами, но и гарантировать «свободу слова» защищая от себя.

Если сейчас тема о «сексуальных меньшинствах» оказалась под запретом, как «пропаганда среди несовершеннолетних», то буквально десятилетия назад нельзя было говорить о «дедовщине в армии» или о «политике». Тогда всё неугодное считалось «антисоветской пропагандой», в том числе музыка! Уже тогда песни не попадая на эстраду, становились популярны на магнитофонных «бабинах». Иностранные группы – Kiss, Deep Purple, The Beatles или отечественные исполнители – Владимир Высоцкий, Машина Времени, Воскресение и так далее. Эстрада не рождалась, не трансформировалась, не развивалась, а сразу перетекала в любом виде на другой носитель и только там оказывалась востребованной.

Люди действительно перестали читать, так как не видят смысла поддерживать деньгами и мозгами конкретный носитель. Не интересны заложенные в нем идеи. Вернуть интерес к чтению можно единственным способом – «гарантировать свободы творчества, слова и распространения информации на уровне государства».

Для сторонников «пиратства» требуется сделать особое уточнение – «свобода не значит бесплатно или за деньги», эта система отвечает только одному определению – «свобода творчества в совокупности с правом автора управлять формой распространения произведения». Скажет «бесплатно» – берите! Иначе, они имеют право постоянно забирать Вашу собственность, преследовать Ваши цели и идеалы! Можете копировать книги (программы, идеи и т.д.) сколько угодно раз, владельцы прав будут преследовать бесконечно. Здесь нет никакого разумного ограничения.

Сейчас очень часто путают памятники «советским воинам» с «коммунистической пропагандой», не видят разницы между «освобождением от фашизма» и «оккупацией национальных территорий». Это одна из причин отсутствия «свободы слова». Обвиняя молодые прибалтийские государства в подобной предвзятости не нужно забывать, что это общий принцип создания современных иллюзий. В Австрии или в Германии для этого есть очень простой трюк – на плакатах с неугодными политиками очень быстро появляется свастика, а так как они «уже отмылись и не причастны к фашизму», то этот банальный жест краской работает в умах граждан, как отвергание политика, подразумевая его в приверженности к фашизму.

Для государства очень важно поддерживать «свободу слова» и «чтение», так как это для нее источник развития, а отсутствие такового приводит к увеличению потока дезинформации и безработицы.

Аннотация

Статья пытается показать причины сокращения интереса к чтению и элементарного способа для изменения ситуации – необходима защищенная система свободы слова. Улучшение ситуации с чтением не является технической задачей и связана с политическим решением.

Послесловие

По-прежнему читают много только в тех странах, где есть и гарантируется свобода слова. У них есть множество собственных проблем, они пытаются в них разобраться, а не замкнуться только на допустимой морали. Многое мы читаем в переводе и не очень понимаем, чем мы от них отличаемся. Вероятно, читаем только то, что можем понять.


 
 

Комментарии к сообщению “Идеология поражения”

  1. RP:

    Уточняйте про Прибалтику, какая страна.
    Живу в Литве и России в формате 50/50 по времени.
    В Литве изначально приравняли гестапо и КГБ и установили одинковые памятные знаки и символы. И празднуют в один день освобождение от фашизма и коммунизма.
    Видел в Каунасе (считается, что это самый русофобский город в Литве) в центре города аллею партизан — существует, не разрушена и ухаживаемая.
    Политикой здесь никто не интересуется и населения. Русские — это кровь литовской экономики. потом идут Украинцы, белорусы, немцы и поляки.
    И тут есть свобода. но она во многом иллюзорна. Хотя возможности реализовать свои права у граждан больше. чем в России

    • Не хочу уточнять, тенденция общая. Она прослеживается во всей Европе и России в том числе. Сам рос в Сантоке, 45 км от Вильнюса, среди поляков и литовцев. Привел пример, как один из вариантов, когда можно понять полярность мышления.

      Недавно Бандерос сказал, что в Голливуде положительные герои не курят и это культивируется поколениями. В какой-то момент истории чтение стало не важным атрибутом нашей жизни и спад пришелся как раз на новое поколение. Родители перестали читать во времена Перстройки, и дети лишь отражение безразличия взрослых. Возрождение интереса к чтению будет длиться поколениями и главное понимать именно это. Все что сейчас неразумно попадает под различные ограничения войдет в генофонд. Та молодежь, что смеялась над предками за их коммунистическое прошлое, смотрят на демократов… И поворачиваются лицом к коммунизму. То есть налицо подмена ценностей.

      • RP:

        про курение — в СССР с 80-х годов ХХ века тоже нельзя было курить положительным героям («Следствие ведут занотки» — типичный пример)
        В политику лезть не хочу- в России НЕТ политиков, нет оппозиции, нет ничего, что можно было бы назвать даже с нятягом словом политика.
        Нет таковой и в Литве.
        И поверьте, в России в 200+ км от МКАД в городах, ПГТ, деревнях до 100 000 чел, все хотели ложить на политику с пробором.

        • Политика — это система манипуляций общественным мнением. В политике нет положительных героев. Если они появляются — это и есть политика. 🙂

          Вернемся к чтению. :-)))

          • RP:

            Согласен. Есть два замечательных сериала на тему политики The Boss (2011) и House of Cards (2013) Смотреть строго оригинал! 🙂 Все станет понятно что и как.
            К чтению.

  2. RP:

    Про пиратство.
    Удел стран с низкокачественными сервисами страдать от пиратов.
    И даже если сервисы есть и они ок — все есть торренты, только они не отъедают ТАКОГО значительного куска от легальных площадок.

    Кино. США — Netflix, iTunes, Amazon Instant Video.
    Nеtflix — 8 долларов в месяц, смотри — не пересмотри (сам так делаю. живя в Литве)

    Россия? Ivi.ru, now.ru — без возможности посмотреть на языке оригинала с часто кривым переводом?
    iTunes Store спасает ситуацию, но далеко не всегда (нет сериалов)

    Книги. Тут все уже дано сказали. У американцев выбор есть — Бим и Боим или Amazon (разные цены и сервис на одни и те же книги), iBooks, Google Books
    Россия — Только Литрес, который испортил себе карму и не развивает сервисов? хотя и отдает на реализацию своим партнерам-конкурентам.

    Музыка — здесь уже легче, хотя iTunes Radio, Spotify, Pandora все еще нет в СНГ.

    Пиратство — это перетекание инфорации в более доступные сервисы, которые свое бесплатностью перевешивают (не)удобство платных.

  3. Lecron:

    Хоть это еще больше уведет в сторону — не следует путать «измы», характеризующиеся правилом «от каждого по …, каждому по … «, являющиеся социальным строем, и формы правления — диктатура, демократия, прочие промежуточные стадии и частные случаи (различные виды монархий и республик, тирания).
    С типами правления империй тоже не все так просто. Не известно, как отложится в памяти американская империя и что о ней будут думать через 15-20 веков. Римская также характеризуется громадным количеством легионов разбросанных на громадной по тем времена территории, войнами из-за религий и территорий, разрушением государств. Особенно если сопоставить срок жизни римской и «американской» империй.

    Вы как возьметесь за какую-нибудь тему, так иногда мозги скрипеть начинают. Что то в Ваших словах есть правильное, но что-то также непонятно.
    Суть этой темы — «Запреты и развитие». Сейчас запрещают некоторые темы — плохо, теряется интерес, падают продажи. СССР — насквозь политизированная пресса, ТВ, книги, музыка. Или, как минимум, политкорректны. Куча запретных тем. Никаких гарантий свободы творчества, слова и распространения информации. Но появлялись шедевры — Высоцкий, Воскресенье, Стругацкие, куча фильмов пересматриваемых не по одному разу, грамотное население желающее читать.
    Принципиальная ситуация очень похожа — последствия диаметрально отличные. Так может дело в деталях, а не принципах «запрета»? Не только дефиците информации по определенным темам, но и информации как таковой. Изменении личных ценностей — вместо общения и развития, заработок денег и желание произвести впечатление на посторонних людей. Изменении стиля жизни. Экономическая ситуация.
    Нельзя вот так просто взять, и объяснить сложнейшую тему, одним фактором. Он есть, он важен, но он не образующий. Его устранение картину изменит, но вряд ли приведет к росту чтения.
    А вот если человеку не придется думать о каждом заработанном и потраченном рубле, он не будет задавлен «бытовухой», у него появится больше времени и часть его будет занято именно чтением.

    • > Вы как возьметесь за какую-нибудь тему, так иногда мозги скрипеть начинают. Что то в Ваших словах есть правильное, но что-то также непонятно.

      В этом и смысл – не дать готовый ответ, а побудить задуматься. Будь я политруком, составлял бы статьи «без возражения», «без сомнения», «с утрированными фактами», которые не проверить. 🙂

    • AndyN:

      Это вы освободившееся время посвятите чтению. А народ — забухает просто 🙂

      • Lecron:

        Вы сами себе противоречите.
        Не читает, «Потому что — некогда читать. Кризис, больше сил уходит на поддержание штанов.», но убери кризис и дай время, он не читать начнет, а забухает.

        • Попробуйте иной вариант – не начинайте размышления со слова «нет». Иначе это похоже, когда человек бежит за машиной и кричит «у Вас ничего не получится»!

          AndyN высказал предположение, причем рациональное. Действительно, часть людей не будет читать, если есть время. Кто-то действительно «забухает», кто-то посвятит время семье. Статистики нет по одному из вариантов, есть общая статистика, где на фоне 100% населения очень большой процент попросту не читает.

          • Lecron:

            Прикол в другом. AndyN высказал две противоречащих мысли с интервалом в 2 минуты.
            Lecron …если человек … не будет задавлен «бытовухой», у него появится больше времени и часть его будет занято именно чтением.
            AndyN 11:42 Это вы освободившееся время посвятите чтению. А народ — забухает просто

            RAF ТАК ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ СТАЛИ МЕНЬШЕ ЧИТАТЬ КНИГ ???
            AndyN 11:44 Потому что — некогда читать. Кризис, больше сил уходит на поддержание штанов».

            Не читает — потому что кризис. Убрать кризис, вместо чтения забухает.
            Где логика?
            Так может все-таки не из-за кризиса не читает?

            • Мысли не противоречащие, так как количество вариантов выбора поступков человека при одинаковых условиях бесконечное множество. Это можно преобразовать в универсальную формулу:

              Люди не читают, потому что не читают. Причина может быть любой – бухают, работают, нет денег, нет времени и так далее.

              Привлечение внимания к чтению не является сейчас технической задачей. Если не читают потому что бухают, то и нужно работать над тем, чтобы было желание читать, а не бухать. Если нет времени, то и надо работать над такой задачей, чтобы время появилось. И так далее.

              Приведу короткий пример из прошлых статей – умение читать не влияет на карьеру и благосостояние. Следовательно привлечь внимание к чтению в такой среде невозможно!

  4. Алексей:

    THE-EBOOK, Вы начинаете статью с аксиомы, что «сейчас читают меньше». Я не согласен с вами по этому поводу: вокруг меня сейчас читают больше, чем в мое школьное время, читают хорошей требующей вдумчивости литературы.
    Уточните про что вы пишете?
    Для меня — про то что стали читать меньше газет. С этиой аксиомой согласен и ваши выводы для меня тогда логичными становятся.

    • Скажу честно — очень рад, что в Вашем окружении такие замечательные люди. Наверно, тогда все остальное не важно! И это хорошо! Пусть у Вас будет по всем направлениям так — в работе, с деньгами, здоровьем! Удачи!

      • Алексей:

        The-Ebook, и все же… Вы начинаете статью с того, что собирали информацию… Так где же статистика того, что стали меньше читать? Где статистика того, что в других странах больше читают? Или это только Ваши ощущения?
        Я не знаю правы ли Вы, но мне хочется знать на что Вы опираетесь?
        СМИ формирует будущего читателя наряду с политикой. Если СМИ опирается на аксиомы, без их проверки, без эксплификации этого, то и читатели не задумываются про фундамент своей точки зрения, про проверку получаемой информации.

        • Я и боялся именно того, что информация уведет в сторону от проблемы. Все сведется к констатации фактов, но не поиска решения. Далее цитирую:

          «»Российская газета» опубликовала итоги социологического исследования Левада-Центра — чтение в России. Итоги, прямо скажем, вызывают состояние тревоги. Почти 40% россиян не читают, а 52% никогда не покупают книг. Еще более тревожно положение с чтением периодической печати. Тиражи газет в сравнении с 1990 г. сократились в 6 раз, а журналов — в 8 раз, при этом подписка на газеты упала в 7 раз, а журналов — в 16 раз. В 1990 г. на тысячу населения подписка составляла почти 1900 экземпляров (каждая семья выписывала 2-3 газеты и 1-2 журнала), а в 2005-м составила всего около 200. Ныне в России всего 20% населения читают газеты и журналы.»

          «…до 50% всех издаваемых книг ныне оказываются не востребованными и остаются на складах»

          «…ежегодно от 30 до 35% всех издаваемых книг поступают в муниципальные, федеральные и университетские библиотеки, в России же эти поступления составляют всего 5-6%. Это при том, что ежегодный естественный износ основных фондов массовых библиотек составляет более 4%.»

          «…большинство российских семей сегодня не имеют домашних библиотек: 34% не имеют книг вообще, а 36% — только до 100 книг, где, совершенно очевидно, художественных лишь единицы.»

          «За первый квартал 2009 года упали доходы от рекламы даже на телевидении. А доходы печатных СМИ пострадали в первую очередь, что повлекло за собой сокращение штата сотрудников и сокращение тиражей».

          «…продажи группы изданий с розничной ценой более 50 руб. снизились в среднем на 40%. В журнальном сегменте падение по целому ряду изданий доходит до 60%».

          «…свыше 40% мощностей крупных типографий и около 70% местных полиграфических предприятий – это устаревшая высокая печать. Само оборудование изношено на 80%. Отсюда невысокое качество полиграфических работ и стремление многих редакций обращаться к зарубежным полиграфистам. Еще недавно за рубежом изготавливали свою продукцию 56% отечественных журналов и 19% газет».

          «…ежедневные общероссийские газеты, насчитывающие 17 наименований, имеют разовый тираж всего 5 млн. экз. Сравнительно небольшим разовым тиражом (19,5 млн. экз.) располагают 580 массовых журналов».

          ну и так далее.

          • Lecron:

            Прочел я эти факты. Любопытно. Только каждый из них можно трактовать по разному. Значит они не уводят в сторону от проблемы, а показывают, что проблема не имеет единственного, тем более простого решения, которое можно найти.
            Кризис, уменьшающий как количество свободного времени, так и денег; конкуренция с другим типом контента, цензура, засилие рекламы, пиратство и многое другое. Всё это причины снижения интереса к чтению. Причем каждая из них обусловлена еще десятком других причин.
            Значит просто пришло время, когда люди перестают читать, и ничего с этим не поделать. Объективная реальность данная нам в ощущениях. Не лучше и не хуже той когда мы читали больше, и той когда читали меньше.
            История развивается по спирали. Глядишь, через некоторое, возможно немаленькое время, обстоятельства сложатся так, что начнут читать опять.

            • Факты показывают, что проблема есть, но не могут показать пути выхода из ситуации, а второе гораздо интереснее.

              • Lecron:

                Ситуация по моему такова, что это не проблема, а тенденция. Следствие такого громадного вороха взаимосвязанных факторов, что их осознать, а тем более повлиять на них просто невозможно.
                Т.е. проблема — то, что можно понять и исправить, не повлияв на глобальный ход процесса, а тенденция — это следствие этого хода, не разрушив который в целом, устранить невозможно. Остается только ждать, когда объективное следствие этого хода, возможно приведет к постепенному изменению вектора тенденции.
                Снизить влияние на окружающую среду от самолетов можно — это проблема, точнее комплекс частных проблем; но устранить нельзя — это тенденция.

                Даже описываемая в статье частная проблема — цензура информации, не решается без глобального изменения окружения. Которое если и будут менять, то по невероятно более весомому поводу, чем снижение чтения.

                • Ну, например, когда человек начинает каждый день зарабатывать меньше и меньше, абсолютно без разницы – тенденция это или проблема. Важно найти путь к «выздоровлению».

                • Lecron:

                  Да, если это во власти самого человека. А если это событие уровня распада СССР или кризиса 2008 года, то эти пути искать бессмысленно.
                  Какие бы вы не назвали причины снижения чтения, это в конце концов будут деньги. Большие деньги. Огромные деньги. Деньги текут туда где выгодно. Путь к «выздоровлению» лежит или через ликвидацию этого правила, или хотя бы гипотетическому обрисованию картины, когда выгоднее окажется в другом месте чем сейчас.

                  Пока я не видел ни одного такого предложения. Даже в обсуждаемой сейчас теме. Опишите условия, когда свобода слова окажется выгоднее замалчивания или искажения проблемы, для капиталов более 50% из задействованных в этой теме. Ведь только тогда ситуация изменится. Только тогда и никак иначе.

                  Хотите бороться с проблемой, готовьтесь к борьбе с законами рынка. Или примите ее как тенденцию, следствие из этих законов, которую мы можем только наблюдать, но повлиять в принципе не в силах.

                • Ну, если бессмысленно, то обсуждению не подлежит.

                • Lecron:

                  Я думал у нас диалог. И вы в пух и прах разобьете мои аргументы. А вы вот так просто взяли и согласились.

                  Мое мнение таково: Да, интерес к чтению снижается. Для понимания причины необходимо определить основные проблемы влияющие на снижение интереса к чтению, определить основные факторы влияющие на каждую из этих проблем, построить взаимосвязи между всем этим, определите весомость каждого фактора — тогда можно говорить о понимании картины и первоочердных мерах, чтобы не распылятся на мелочь.

                  1. Возможность для чтения. Время на него и деньги для него. Нужно улучшить ситуацию для каждого человека в целом. С учетом места чтения в иерархии забот. Т.е. вначале нужно устранить другие проблемы. ОК. Допустим мы это сделали.
                  2. Интерес именно к чтению. Не тупизму в соцсетях, не буханию, не сериалам, а именно к чтению.
                  3. Материалы для чтения. Достовреные, интересные и разносторонние.
                  4,5,6 и т.д. Не забывать что все это сводится к огромным деньгам и законам рынка.

                  Будь Мы в одном лице Путиным, Обамой, Меркель и Си Цзиньпинем в одном флаконе, все равно решить «проблему чтения» не получится, так как даже не получается решить хоть одну из составляющих.
                  Не думаю, кризис им выгоден и они с ним не борются, даже не зная про проблему с чтением. Но пока не получается.
                  Не думаю, что им выгодно «нищее» положение каждого отдельного гражданина, но пока особого роста благосостояния в массе не видно. По крайней мере такого, чтобы не беспокоится о самых насущных нуждах.
                  Не думаю, что им удастся сделать чтение более приоритетным по сравнению с другими формами убийства времени. Нужно побороть деньги вложенные в эту альтернативу. Или сократить их тем или иным насильственным методом, или вложить в «чтение» еще больше из наших народных средств поступающих из налогов, или насильственно заставить вкладываться бизнесменов.
                  Не думаю, что удастся предоставить необходимые материалы. Так как это касается зачастую большой политики, а значит там крутятся большие деньги, а значит с ними опять придется воевать.

                  ИМХО, надо принять снижение интереса к чтению как факт, и относится к нему так, как к скорому наступлению зимы. Неприятно, но неизбежно.

                  Жду возражений, в чем я не прав, описывая причины, шансы на исправление ситуации и отношение к ней. И нет, я не пессимист, я реалист. Оптимистичными выкладками меня не убедить, только реалистичными.

                • Если Вы предложите решение, а факты можно плодить бесконечно. Мне получается нечего опровергать.

                • Lecron:

                  Решение в том, что решения нет. Причины настолько глобальны и весомы, что их не удается устранить по куда более весомым поводам, чем снижение чтение. А когда (и если) их устранят, тенденция поменяется сама. САМА!

                • Ну, а раз нет решения, то я и сказал, что обсуждать то и нечего. Факты уже известны, решение нет. В этом плане интересен творческий подход – найти решение вопреки ситуации.

          • Алексей:

            The-Ebook, спасибо за статистику: интересные данные. На первый взгляд вижу, что падают доходность, тиражи, читаемость печатных изданий. Интересно, как на счет «цифры»? Вы в статье писали, что народ перетекает на другие площадки (интернет). Наверное, у центра Левады есть статистика «чтения» Россиянами книг за несколько лет (не вдаваясь в статистику тиражей)? На досуге попытаюсь построить графиг этих данных (если уже кто-то не построил).
            Интересна статистика официальных площадок, типа Литрес: изменение количества покупателей, изменение предпочтений?
            Еще интересней статистика неофициальных литературных площадок: каков поток поситителей, как он изменяется?
            Также в сети не мало площалок с русской классикой: каковы их показатели, каковы тенденции? «Счетчики» на них скорее всего стоят: может поделятся с Вами?

            • По цифре еще проще. http://www.the-ebook.org/?p=19173 Литрес продал за полгода 1 350 000 книг! Это 1 книга на 100 человек!!! При такой статистике видно, что никому электронное чтение не интересно. Бумага будет привлекать к себе авторов и издательства гораздо больше. Следовательно работа и деньги там, а не в электронных книгах.

              • ILIAS:

                По поводу «…Литрес продал…» и «…видно, что никому электронное чтение не интересно…»

                Вот тут уже не могу смолчать 🙂 Владимир, давайте не будем делать настолько глобальные выводы, по результатам настолько ограниченного источника. ЛитРес, конечно, улучшился в плане ассортимента и доступности, но даже в таком состоянии не соответствует положению «зеркала рынка» (здесь и «пиратов» тоже нужно учитывать!) . А принимая во внимание некоторые «активности» ЛитРес’а на ниве «оцивилизовывания рынка электронного чтения», нужно вообще отдельно считать его показатели, как очень своеобразный и очень ограниченный сегмент приверженцев нашего недоразвитого магазина, т.е. «лидера местного рынка» 🙂 Статистика продаж ЛитРес’а говорит об интересе к электронному чтению вообще чуть более, чем ничего. Поэтому, извините, но не убедительно 🙁

                • Учитывайте пиратов. Конечно! Вместе с бумажными. О результатах сообщите. Вдруг 100 из 100 а я не знаю.

                • ILIAS:

                  Владимир, Вы можете обижаться на меня, конечно же; можете продолжать свято верить в праведный путь ЛитРес’а и.т.п. Я, впрочем, тоже могу ошибаться. Но распространять статистику продаж одной (!), пусть и единственной, компании с далеко не безупречным ассортиментом и политикой продаж, на всё население — неправильно. Тем более делать на такой основе предположения об интересе (!) к электронному чтению в целом.
                  Поясню на таком же бессмысленном, с моей точки зрения, примере:
                  Количество загрузок программ AlReader, CoolReader и FBReader, по самым скромным подсчётам, — 10.100.000 раз. Это примерно по одной программе (!) на 14 человек. Предположив, что с помощью одной программы прочитано хотя бы две книги (из любого источника), получаем по одной книге на семь человек. Круто! А если ещё учесть статистику «ненашенских» программ — Aldiko (10.000.000) и MoonReader (5.000.000), по самым скромным подсчётам, получим 25.100.000 загрузок. Что, в свою очередь, означает примерно по одной программе на пять с половиной (ага 🙂 ) человек. И при дальнейшей нашей фантазии про «хотя бы две книги» получим по одной книге примерно на трёх человек. 1:100 и 1:3 — существенно лучше, правда? Но только это фантазия и фантастические же допущения (в обоих случаях) и никакого, даже приблизительного, отношения не имеющие к интересу электронного чтения в целом 🙂
                  Так что статистика продаж ЛитРес’а может показать только коммерческую ёмкость данного сегмента рынка при (внимание!) конкретном ассортименте и модели ведения бизнеса! Даже ЛитРес может изменить эти цифры в большую (или меньшую) сторону изменив политику продаж и/или ассортимент предлагаемых книг (а также сервис, качество и.т.д. и.т.п.). Пока же наши убогие лидеры существенно улучшили ситуацию по сравнению с… тем, что было у них же раньше 🙂 Раньше у ЛитРес находилось 1-2 книги из 12, теперь — 4-5 из 12. Круто! ЛитРес «улучшился» раза в три-четыре! Но!!! Этого всё равно недостаточно, чтобы «зеркалить» такие тенденции, как интерес к электронному чтению.
                  При всём моём к Вам уважении!

                  P.S. IMHO, конечно же. Рад был бы быть не прав 🙂

                • Я на вас совсем не обижаюсь, просто вы наивно думаете, что пираты спасают положение. Вы главное не путайте файломанию с чтением. Люди не читают. Даже если куплено 1350000 книг, а скачено в 10 раз больше, все равно доля читателей будет мизерной.

                  И я не настолько наивный, чтобы что-то зеркалить. Литрес выдает сведения, потому что они есть. Вы всполошились на защиту пиратов не имея никаких сведений. MoonReader скачало 10 млн… так это из 8 млрд. населения земли! Посчитать процент читающих на этой программе?

                • ILIAS:

                  «…MoonReader скачало 10 млн… так это из 8 млрд. населения земли…»

                  Ну вот! Вот именно! Ощутили же бредовость таких выводов! Похожим образом Вы пытаетесь действовать по формуле «продажи ЛитРес = интерес к электронному чтению». Не так бредово кажется, но по сути тоже самое. Я не защищаю «пиратов», равно как и «копирастов», но для оценки интереса к электронному чтению данных только одной из этих групп абсолютно не достаточно. Согласен и про файлоколлекционирование и тут тоже нужно разделять количество скачанных файлов и прочитанных книг. Но я к тому, что ситуация совсем не такая как 1 книга на 100 человек. Нужны более репрезентативные методики! Можно устраивать опросы, которые сами по себе тоже не дадут адекватных данных, т.к. нужно вычислить их «влиятельность» в общем колличестве. Можно снимать статистику с программ (если она есть) и ограничивать своими географическими данными, но это тоже не даст картины, т.к. нужно будет добавлять статистику специализированных устройств, онлайн-читалок, устаревших девайсов и.т.д. и.т.п.
                  Я всё это к чему? Действовать по формуле «продажи ЛитРес = интерес к электронному чтению» — это всё равно, что «у меня болит мизинец на левой ноге, значит курс NASDAQ сегодня будет 3.527,24» 🙂

                  P.S. Была, правда, похожая история в одной книге, но на то оно и фантастика 😉

          • zn_org:

            ну совершенно глупо выдавать падение тиражей ежедневных газет за результат падения интересов к чтению — а на сайт РИА или ленты заходит 1,5 млн человек в сутки картинки поглядеть? Это кризис полиграфии.
            Я даже рад что мода на книги (чтение) которая была в СССР проходит, у меня у бабушки была офигенная библиотека книг, сколько я себя помню, практически всю мировую классику я читал на летних каникулах у нее. Но вот сама бабушка хорошо если хотя бы пару книг прочитала из этой коллекции — просто книга в СССР была символом сама по себе, не применительно к чтению. У родителей книг по большому счету и небыло — ну реально — сотня, из них наверное половина была специальная литература, тем не менее из библиотеки сначала мать, потом я постоянно приносились книги, и читались что характерно. Просто у них не было времени добывать дефицитные тома, а тот мусор что постоянно лежал в магазинах был не интересен. С газетами была примерно та-же ситуация — сколько газетных листов печатали в нагрузку к программе, сколько газетных листов шло как обязаловка на предприятиях, кто в состоянии подсчитать?

  5. Kirith:

    Я, как человек связанный с образованием уже много лет, тоже вижу тенденцию уменьшения процента «читающих». Школьники «уходят» в фентези и комиксы, заигрываются до умопомрачения и смотрят «телек» вместо самой жизни.
    Это — лень и отупение. Чем более «переварена» и «разжёвана» информация тем она лучше «хавается» «пиплом». (Это уже не совсем люди, поэтому так их и называю). Чем больше чувств задействовано: глаза/уши/нос и чем чувства низменнее (голод/похоть/ярость/зависть) тем эта информация более востребована. И получить её хочется «не тратя сил». НИКАКИХ. Просто пусть в ум втекает. Как жижа.
    Страраюсь говорить с детьми и учить их думать. Только так из них не вырастет «потребляющий субстрат».

    THE-EBOOK, убеждён что не темы «не те», а — глаза и уши 🙁

    • Последняя фраза мне не понятна.

      • Kirith:

        Последняя фраза — ответ на Вашу мысль:
        «Если есть запрещенные темы, которые актуальны обществу, то оно не понимает смысла, ищет актуальные темы в других источниках.»
        Есть такой дар у некоторых людей — умение слУшать и слЫшать. У многих его нет. А ведь чтение — это тоже умение и труд слЫшать мысли автора. А это делать лень — хочется «рафинада», краткого пересказа и желательно с комментарием Умных Мира Сего (в зависимости от страны и политической системы это можут быть представители абсолютной власти/религии/науки).

        • Недавно узнал, что мозг обучаемая многозадачная система. Как только человек обучает мозг управлять движениями при ходьбе, человек начинает мыслить глобально, он ставит себе цель и двигается не придавая внимание отдельным мелким задачам – как поставить ногу, как поджать палец, как оттолкнуться от земли и так далее. Этим мозг управляет автоматически благодаря навыкам, человек, как бы, избавлен заниматься мелкими задачами.

          Дети – это обучаемая система, в которой только еще формируются примитивные навыки – ходьбы, мышления, принятие решений, самостоятельность и так далее. Основная проблема в том, что когда система мышления пополняется знаниями, необходимые ячейки мозга занимаются посторонней информацией, иная организация мозга. Будучи взрослыми, дети столкнутся с тем, что будут вынуждены обучать свой мозг тем задачам, которые были пропущены в детстве, но так как первоначальный навык отсутствует, то взрослый человек начинает обучать себя элементарному – самостоятельности.

          Обратите внимание на характерный пример – троечники лучше адаптируются, чем отличники. У них навыки мозга получили базовый опыт в детстве, в то время, как отличники оказываются востребованными, как правило, в готовой системе.

          То есть, довольно легко предугадать, что любые навыки ребенка формируют его личность – прошлое влияет на будущее в настоящем.

          Чтение – это еще одна форма обучения мозга необходимым навыкам.

          • Lecron:

            Возможно мои слова грешат излишней демагогией, но все-таки…
            Да, чтение это еще одна форма обучения мозга необходимым навыкам, образного, логического и абстрактного мышления, принятия решений, самостоятельности и так далее. Но в том и дело, что «одна из».
            Попытка заставить компьютер выполнять то что тебе надо или обточка его напильником под свои вкусы — не менее надежный способ обучения этим навыкам. Не буду говорить, что это более современный, более наглядный и более интересный способ, так как это вкусовщина. Но и принижение его, с выдвижением на первое место чтения — тоже вкусовщина. Кому что больше нравится. И не нравится.
            Чтение — полезно, никто не спорит. Но и программирование, работа с развитым пользовательским интерфейсом, понятие внутренней логики программы, какие настройки «как» и «насколько» влияют на конечный результат — развивают те же навыки, пусть и с другим акцентом.
            К чему я это. Развитие общих навыков это хорошо, а неразвитие — плохо. Способ и методика бывает разной. И нельзя одновременно считать исключение одного способа вредом, а исключение второго — благодетельством. Когда одновременно считают снижение чтения катастрофой, а за умение пользоваться гуглом, вордом и пэйнтом называют гиком — это бред.

  6. […] прислушиваться к его мнению, например к обсуждению («сокращения объемов чтения газет, журналов и книг»), где, на мой взгляд, переоценено влияние на данный […]

  7. Skrydj:

    Читают, когда надо или интересно. Если то или другое относится к другим занятиям — чтение страдает.
    Хоть автор и попытался найти в этой теме ньюансы, но против фактов «не попрешь».

  8. RAF:

    Автор поднял очень актуальную тему. Мы живём в самый интересный ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ период истории человечества.
    1) Читают пока ещё много и стабильно (но не только бумажные книги, газеты и постановления партии).
    2) Много смотрят развлекательные фильмы и сериалы (интересных совсем мало, но выпускается больше, чем раньше).
    3) Информации вокруг море, в основном ложь (фишинг, реклама смартфонов, скрытые и явные команды и т.п. ).
    4) Экономическая система — глобальное общество потребления (коммунизм для талантливых мошенников, процветающих воров и патриотично настроенных взяточников).
    5) Мораль — общая гибкая мультикультурная (допускается и сходит с рук абсолютно всё, но не всем и не всегда).
    6) Семья — «Шведская» глобальная (общественная, одна большая на всех, суррогатная, все со всеми видами, да и никто не возражает).
    7) Основная проблема — тотальное безделье и галопирующее сознание (нечем заняться, отсутствие смысла развития, пчелиный рой в мозгах, желание постоянно покупать новые смартфоны и планшеты).
    8) Текущая модель общества — пресыщенность и застой (аналогична модели эпохи падения Римской империи — император, патриции, всадники, плебеи, рабы и они же все — варвары — разрушители, их основное развлечение — нажраться и вырвать, чтобы снова нажраться).
    9) Перспективы на будущее — распад власти, децентрализация и деградация общества (жизнь на Земле в строго ограниченных ресурсах, голод, холод, болезни, каннибализм) — как планируется в американских фильмах и сериалах — антиутопиях.
    Конечно, это всем и так понятно, но всё же:
    ТАК ПОЧЕМУ ЖЕ МЫ СТАЛИ МЕНЬШЕ ЧИТАТЬ КНИГ ???

    • AndyN:

      Потому что — некогда читать. Кризис, больше сил уходит на поддержание штанов.

  9. Mikk:

    >Вместо грамотных и воспитанных людей, которые могут высказаться по острым проблемам с должным уважением, появляется преклонение перед глупцами и их мнением.

    Имел я возможность оценить информацию, высказывемую по двум проблемам, в которых немножко разбираюсь: «Ужасное ГМО» и «Ядовитый глутамат». Темы совершенно незапретные, и, соответственно, в отсутствие цензуры и прочих противоестественных преград на эту тему должна бы в СМИ звучать правда. Однако же над тем, что вместо этого озвучивается средствами массовой дезинформации, иногда хочется посмеяться, а иногда уже и смеяться не хочется. После некоторого предела ахинея и дезинформация перестают казаться забавными, и начинают выглядеть отвратительными.
    Да, забыл добавить — у меня недавно погявилась возможность посмотреть с другой стороны на «закон подлецов», тему, которая освещается исключительно «свободными» псевдо-СМИ, и там — то же самое, домыслы и манипулятивная агитация.

    Качество информации не зависит от ее запретности.

    • Подобные темы очень часто подвержены трендам, а специалисты в прессе, как правило, отсутствуют. Чтобы привлечь специалистов к этой теме необходимо развивать производство, привлекать деньги, тогда интерес будет адекватным.

  10. Lecron:

    Так деньги уже привлечены. И немалые. И привлечены они именно туда, откуда будет прибыль, что привело к ситуации с ГМО в частности, и с достоверностью информации в целом.
    Чтобы исправить ее, нужно равнозначное вложение денег. Получить которое можно только при равнозначной выгоде от их вложения. Поверьте, ни Вы, ни я, ни многие другие, не сможем такого предложить. Иначе оно было бы уже давно окучено.
    Так что же делать, чтобы получать достоверную информацию, не становясь специалистом в данной области?

    Деньги текут туда где выгодно. Если это правило приводит к снижению чтения, к дезинформации и прочее, то устранить негатив можно только борьбой с этим правилом. Хотелось бы увидеть решение.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.