Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly

Психическое здоровье и чтение

22 февраля, 2014

©  Some rights reserved by NaustvikPhotography.comРаботу здорового мозга человека можно рассматривать как разум, сознание, в нем формируется личность, память, образы, поведение, реакция. Небольшое физическое тело внутри черепной коробки управляет движениями всего тела с помощью нервных окончаний и каждый раз чувствительная ткань возвращает импульсы, которые мозг интерпретирует в чувства. Зрение, слух и обоняние создают в голове образы, которые превращаются в распознавание объема, цвета, запахов, расстояний и ощущения свойств объектов.

С точки зрения современной науки, мозг представляет собой сложнейшую нейронную сеть. Определяется, что «разум» – является конечным продуктом работы мозга. Предполагается, что любой результат, например, ум, память, личность, сознание и прочее – это рабочее состояние мозга, а не явно определенная физическая материя, которая является инструментом для достижения целей.

Религия интерпретирует концепцию раздельного отношения к «телу» и «душе». Предполагается, что душа временно использует физическую оболочку, потому что сама «бессмертна» и может покинуть человеческое тело после земной жизни.

Довольно часто словесное месторасположение души не определяется четко. В некоторых случаях она находится скорее в сердце, чем в голове. Люди склонны представлять «свою душу» как нечто осязаемое, очень важное и ценное в своей жизни. Они склонны переживать и делиться чувствами, любить и ненавидеть.

Если объединить множество представлений о душе в единое философски целое определение, то слово «психика» в переводе с греческого языка буквально означает – «дыхание души», а «психология» – «знания о душе». Поэтому оба термина хоть и близки по звучанию, но все-таки означают совершенно разные по смыслу значения. В одном случае – это реакция, в другом – понимание процессов на различные раздражители.

Получение и обработка мозгом информации влияет на «психическое здоровье». Термин означает – «благополучное состояние души», которое люди описывают, как умение или способность справляться со стрессами (психологическими нагрузками) и «реализовывать человеческий потенциал ради внесения личного вклада в жизнедеятельность своего общества».

Негативные ощущения от получаемой информации являются основой для страха, паники, неопределенности, безнадежности, обреченности, отчаяния. В мозг внедряется «сомнение в благополучии», как ощущение того, что отсутствует чувство счастья, как наивысшего удовольствия и радости.

Умение противостоять стрессам – является основой «психического здоровья». Для здорового человека – это воспитываемое свойство характера, противостояние трудностям на основе реальных знаний, опыта и здорового образа жизни, в том числе и тела.

Знания о собственном здоровье никак не исключают регулярный контроль и помощь со стороны профессионально обученных врачей, которые специализируются на распознавании и лечении заболеваний. Самодиагностика, приводящая к самостоятельному лечению – уже есть некая форма психического расстройства, тем более, когда человек не может объективно взглянуть на свои проблемы, так как мозг интерпретирует информацию и с «удовольствием» готов обмануть в реальности тех или иных чувств.

В основе «дезориентации» личности, то есть «подмены ценностей», заложена простая система смещения координат между определениями «добра» и «зла». Устойчивость психики и суждений человека, его поведения и реакции на события, в большинстве случаев зависят от самооценки, и как общество поддерживает эту иллюзию, от того, как она усиливает раздражители на каждом этапе жизни.

Чтобы разобраться с основами «дезориентации» – требуется понимать схему работы механизма.

Люди склонны верить в то, что полярные координаты можно представить в виде «компаса», когда одна единственная стрелка двигается в направлении «севера», пытается определить условное расположение вершины «добра», а другой её конец «безошибочно» указывает на противоположное определение. И это верно, если компас не сломан, что вполне вероятно, если рассматривать психику человека как довольно хрупкую и ранимую конструкцию, основанную на воспитании не только в семье, но и в обществе.

Психическое здоровье

На самом деле, «добро» и «зло» – это механизм, больше похожий на «часы», а направление ценностей определяется не только отдельными стрелками, но и направлением. Совокупность направлений указывает на то, где и в какой ситуации следует осуществлять оценку и насколько близко одно состояние от другого. Именно в такой схеме проще представить, как организуется подмена ценностей. Главное в том, что не вершина определяет направление, указывая на конкретное свойство – «верх» и «низ», а сами поступки являются последствием состояния, указанного направлением стрелок.

Попробуем представить, что на циферблате длинная минутная стрелка окрашена в «белый цвет», она будет олицетворением «добра», а короткая продемонстрирует направление «зла», поэтому пока побудет черной, но только ради того чтобы сейчас разобраться с психологическим механизмом, а вообще, они показывают минуты и часы, и ничего более:

  1. Когда стрелки расположены в противоположном направлении, полярны друг для друга – это самый простой способ не приписывать одно состояние и свойство в заслугу другому, противопоставляя ценности. Есть четкое разделение между «добром» и «злом» и их трудно спутать. Каждая стрелка указывает еще и на то, что термины находятся с противоположных сторон, то есть указывают не только где находится принадлежность, но и направление. Полярное сравнение свойственно литературе управляемой цензурой, патриотизмом и религией. Это легко понимаемая схема, когда «добро» действительно явная противоположность «зла» и это свойство легко различимо. Кроме того, существует явная опасность для психического здоровья человека, так как эта же схема чаще всего используется в экстремистской литературе. Создается умышленное противопоставление на основе расовых, национальных, религиозных и иных убеждений.
  2. Более неопределенное состояние можно наблюдать в другом случае, когда стрелки находятся слишком близко между собой и их направление не указывает на четко определенное положительное или отрицательное свойство. То есть, нет явных вершин. Их общее направление, как бы, нейтрально в общем векторе направления и находится где-то посередине, хотя каждая стрелка имеет четко определенное свойство. То есть поступки человека и впечатление от них не очень понятны, не очень хорошо распознаются между собой. Обычно подобная схема избегается в литературе, так как нет четко определенной системы для подражания и восхищения, отсутствую яркие события. Что-то подобное больше свойственно монотонному изложению, где непонятны причины и последствия.
  3. Следующее состояние стоит рассматривать в ином ключе, когда два полярных термина указывают на «дно» чего-то, что можно признать «негативным», чего-то в общей массе недоброго и соответствующих последствий. То есть при том, что вектор направления оказывается чем-то низменным для человека, но есть разделение между «добром» и «злом», очень сложно психологически определить является ли «добро» таковым, каким его представляют, если поступок аморален. Эта схема показывает, что «добро» может совершать негативное действие и при этом будет воспринято как отрицательное свойство, от чего сложится впечатление аморальности поступков положительного героя. Таких сюжетов в литературе довольно много, а это создает характерную «подмену ценностей» и оправданий поступков созданного образа.
  4. Но самым большим спросом и опасным для восприятия пользуются сюжеты, где «добро» и «зло» находятся рядом и в положительном образе. Когда «разрушение» легко спутать с«созиданием», когда антигерой восхваляется, и с него берут пример. Противоположно – «добро» выдается за злые намерения, что еще страшнее для психического здоровья, так как подрывает основы «моральных ценностей».

По оценкам специалистов, «усреднённый интеллектуальный уровень», который используется в литературе (а также в любой другой сфере искусства) и пользуется коммерческим или иным спросом, условно «соответствует уровню развития наивного ребенка». Это можно сравнить с «извращенной психикой». Конкуренция за читателя заставляет авторов и их издателей создавать упрощенную литературу на характерном языке и сленге, которая к тому же проявляет в человеке самые низменные инстинкты, разрушая его как личность. Очень большой спрос на сцены насилия и жестокость. Это способствует формированию криминальной субкультуры, отрицательно влияющей на личность молодежи и тем более детей. Взрослые здесь не являются исключением, так как их взросление может не содержать опыт, образование и достойное воспитание.

Как еще один факт, доказывающий негативное влияние на психическое здоровье людей, являются данные социологов, которые заметили в своих исследованиях отрицательное влияние прессы, Интернета, книг, фильмов и так далее. По опросу независимого исследовательского центра РОМИР: «60% опрошенных респондентов отмечают негативный характер получаемой информации», а почти 80% могли бы поддержать введение государственного контроля в виде цензуры и других запретительных механизмов.

Стоит учитывать, что человек склонен к «садомазохистскому комплексу» в определении приоритетных для себя тем. Средства информации и книжные издательства обычно именно этим и пользуются в определении популярного контента, чтобы заработать, существовать и заслужить популярность среди читателей, что подталкивает к формированию в обществе атмосферы «тревожности», «паники», «безысходности» и к отсутствию «патриотизма», то есть формы гордости и преданности.

Институт социально-политических исследований РАН установил, что «новости» вызывают чувство тревоги у 60% людей, чувство страха у 49% и разочарование в 45% случаев.

Подобная статистика может показаться присущей только отечественному читателю, но есть характерный вывод и американских исследователей. Они свидетельствуют о достоверной связи между выраженной жестокостью и агрессивностью, с количеством эпизодов насилия, с которыми сталкиваются люди вне своего жизненного пространства. Например, на экране телевизора, в компьютерных играх, в прессе, интернете и в книгах, в том числе.

Есть исследования, озвученные «Всемирной организацией здравоохранения» и американскими психологами из Стэнфордского университета под руководством А.Бандуры еще в начале XX века, что «сцены насилия вызывают у людей сильные импульсы агрессии». «Вид страданий жертвы насилия лишь усиливает интенсивность агрессивной реакции». В Германии, после того как 19-летний ученик гимназии убил 16 человек, развернулась острая дискуссия о влиянии насилия на психику человека. Глава протестантской церкви в Германии М.Кок тогда заявил: «то, что называют «отражением действительности» на самом деле не более чем проповедь насилия в чистом виде».

Хотя ученые заранее исследовали влияния негативной информации и сцен насилия на психическое здоровье человека, только последствия через десятилетие заставили законодателей начать разрабатывать ограничительные меры противодействия.

Проблема усугубляется тем, что одно дело понимать причины психического расстройства у людей, другое дело – это умение противостоять причинам с соблюдением основных свобод граждан. Например, «свобода слова», при всей безграничности термина, не должна нарушать «принципы публицистики»:

«Освещение несчастных случаев и катастроф не должно переходить границы, когда исчезает должное уважение к страданиям жертв и чувствам их близких. Те, кого постигло несчастье, не должны повторно становиться жертвами в результате натуралистического освещения событий».

Каждая страна, по мере накопления опыта и эффективности того или иного решения, пытается разграничить получаемую людьми информацию по нескольким различным принципам. В некоторых случаях информация ранжируется по возрастному цензу, для других существует ограничение на распространение экстремисткой литературы, пропаганды насилия и порнографии с акцентом на детскую аудиторию, хотя по сути ограничения касаются и взрослых, только потому, что важным фактором является «публичность информации или мероприятия».

«Реклама» – это одна из форм влияния на психику, которая может использоваться не только в открытой, то есть явной форме. Скрытая «реклама» или «пропаганда» – довольно частое явление в литературе и именно таковой воспринимается по отношению не только к иностранным книгам. Здесь очень важно понимать, что в массовом искусстве существуют часто повторяющиеся штампы, которые «доходчиво» доносят смысл трагедии, насилия, счастья или блага. Это еще один повод понять, что такое искусство рассчитано на невысокий уровень интеллекта. Очень часто упоминается в качестве смертельной болезни – «рак», некое удовольствие ассоциируется с «алкоголем», счастье с «сексом» или благо с «ограблением банка». Все это реально существует в жизни, но на самом деле не относится к подлинным чувствам и ценностям. Скажем, «ограбление» легко подменяется в литературе на синонимы «удачи», «победы», а на самом деле противоречит основной заповеди в религиях мира, что взято за основу моральных ценностей. Например, в Библии: «Не крадите, не лгите и не обманывайте друг друга» (Левит 19:11).

Искаженное формирование личности создается гораздо быстрее, чем обретение подлинных ценностей, для которых требуется воспитание, образование и опыт. Очень часто свободы воспринимаются в виде безграничной формы – это вводит в заблуждение. На самом деле существуют очень четкие определения, например: «свобода слова, как и всякая свобода человека, должна сочетаться с ответственностью и этической взвешенностью с тем, чтобы не нанести ущерб другим людям».

Чаще всего, гораздо интенсивнее необходимо защищать психическое здоровье ребенка, так как маленький человек еще не обладает основными качествами взрослого:

  • Важно уделять внимание, каким образом подбирается литература для чтения, чтобы она соответствовала уровню развития ребенка.
  • Ребенок не любит наставлений, а в сказке нет прямой формы. Она обучает в безопасной среде, без давления со стороны взрослых. Дети подражают звукам, движениям во время чтения.
  • Начинать детское чтение следует со сказок, где в качестве героев выступают животные. Это дистанцирует ребенка от определенной ассоциации с человеком и его поступками, учит основам взаимоотношений. Такие сказки близки ребенку на эмоциональном уровне.
  • Необходимо понимать и чувствовать с какого возраста можно начать чтение сказок с элементами волшебства, чтобы они не испугали ребенка, не нанесли вред психическому развитию, появлению чувства страха и прочего.
  • Нужно понимать, в каких случая форма «сказок» может помочь в решении психологических проблем.

До двух лет ребенок проходит первую стадию интеллектуального развития, названную «сенсомоторной» – когда ребенок познает мир в основном через органы чувств, движения собственного тела и манипуляции предметами. Ребенок может оценить, сформировать мнение о том, что может ощутить, увидеть или услышать сам.

От двух до пяти лет взрослому необходимо понимать, что ребенок формирует свой вкус, не все сказки притягивают его внимание. Здесь необходима помощь в формировании детской любознательности, развития интеллекта. Такой подход позволяет вырабатывать желания и эмоции у ребенка. В этом возрасте он учится формировать мнение о достоверности.

В каждом возрасте ребенок обучается основам – моральным ценностям, формирует характер, интересуется различными темами, которые в раннем возрасте могли не существовать вовсе. При развитии ребенка важно переходить к новым темам имея необходимый предыдущий опыт, который не позволит исказить реальность. Точно также очень важно не запаздывать в образовании, чтобы ребенок вырос подготовленным к взрослой жизни, это позволит защитить его не только от психологических неприятностей, но и обеспечит физическую безопасность.

Для взрослых не существует простой и короткой формулы для защиты психического здоровья. Взрослые чаще обрабатывают в своей голове информацию на основе «конфликтов». Для поддержания равновесия необходимо четко разделять между собой – субъект, участника и причину того или иного конфликта.

Взрослый отличается от ребенка открытой, активной и даже агрессивной формой самозащиты своих ценностей, что не исключает влияние извне, в том числе негативных свойств, таких как обман, несчастье, неудача, когда его убеждения не дают трезво взглянуть на суть проблемы. В основе всегда заложен недостаток информации, как формы самообмана.

Литература, как информация, может паразитировать на чувствах и индивидуальных интересах. Среди взрослых существует форма пристрастия к какой-то одной теме, пока она не будет исчерпана до удовлетворяющего состояния. Человека могут интересовать женские романы, детективы, фантастика, мемуары и прочее. Взрослый работающий человек очень часто лишен накопления опыта за счет пристрастия к профессиональной литературе, которая формирует знания в одной конкретной сфере, лишая жизненного опыта во всех остальных. Это явление известно как «изоляция».

В центре обработки получаемой информации находится мозг. Это тонкий инструмент взаимодействия с окружающим миром. Мозг способен выдавать желаемые чувства и факты – за реальность. Характерный пример – «чтение между строк», когда человек додумывает еще неопределенный смысл или только намеки на него, как явная и понятная форма, которая не подвергается сомнению. Отсюда следует простой вывод, что не каждый человек в определенном состоянии способен распознать подлинный смысл прочитанного, даже если это одна и та же книга, прочитанная в разном возрасте.

Мозговая деятельность формирует личность, чаще используется термин «душа человека», как нечто неопределенное, хотя вполне реально существующее. Всегда можно встретить психолога или атеиста, которые могут отрицать наличие «души». Точно так же, как верующий человек довольно часто подвержен суевериям – в черную кошку, в нечистую силу, в амулеты дарующие счастье, деньги, славу и прочее. Каждая описанная категория людей оправдывает наличие или отсутствие чего-либо с помощью умозаключений, или доказательств, причем не только на научной или религиозной основе, но и по совпадению причин, и их последствий.

По сумме любых убеждений заложено психологическое воздействие на поступки и мышление человека. Литература вполне может воздействовать на мозг, а, следовательно, на образ мыслей и их направленность.

Для сохранения и поддержания психического здоровья требуется внимательно относиться к выбираемой для чтения литературе, к языку на котором она написана, к интересующим темам. Мозг человека должен не только обучаться, но и отдыхать на позитивных мыслях. Конечно, обложка, имя автора и реклама будут навязывать для чтения даже то, что в какой-то степени даже аморально – противоречиво основным ценностям.

Важно четко понимать, что такое история, религия, философия, психология, физика, биология и не путать полученные представления с подлинными знаниями о реальности, так как без некой естественной основы, каковыми является накопленный опыт человечества по этим направлениям, даже умные мысли могут завести в тупик.

Аннотация

Новая глава, посвященная работе мозга и тем практическим трудностям в интерпретации реальности, которые могут повлиять на психическое здоровье человека.

Послесловие

Мозг – забавная штука. Был у меня в классе мальчик «Жора», который много и страстно читал, даже на уроках, держал книгу под партой. Его мозг получал огромный поток информации, но он сам не мог связать пары слов в разговоре. Не мог трансформировать чувства в речь, хотя имел богатый словесный запас, полученный из книг. Со временем это все прошло и стали понятны причины – ему попросту не с кем было говорить в домашней обстановке, книги заменили общение и развили однобокие навыки.

Гармония в развитии – это единственное средство для психического здоровья. Даже если книга учит добрым поступкам, то люди могут оказаться злыми в реакции на чужие недостатки.

Удачи! Надеюсь, статья была интересной. Единственное, что хочется – не создавайте из неё лекарство, просто задумайтесь.


 
 

Комментарии к сообщению “Психическое здоровье и чтение”

  1. Timanix:

    Самокопание в собственном разуме — дело крайне неблагодарное.
    Аналогия — человек, не разбирающийся в компьютерах, лезет в «тонике» настройки и системные файлы операционной системы. Хорошо, что можно потом просто переустановить систему. На компьютере. В вашей голове этого уже не сделают, а если и сделают, то в какой степени это будете еще вы?

    • Самокопание неизбежно, но подпитывается это внешними обстоятельствами, иначе можно говорить об изолированности мозга и полном параличе тела.

      • Timanix:

        Согласен, но это уже рефлексия, а не тот случай, когда «блин, вот какого я туда полез?» =)

        • Гы… Мозг же прикидывал заранее причины и управлял телом. Мозг это центр принятия решений, причем мультизадачный. Рефлексы часть принятых решений.

          • Timanix:

            В пределах безопасных значений)
            Есть сознательные процессы, и бессознательные. Мы не имеем прав ROOT пользователя… Песочница в общем.
            Биохимические процессы анаболизма и катаболизма, экспрессия генов, деградация и репарация ДНК… Это вне нашего сознательного контроля. Но тем не менее влияет непосредственно на наше сознание.
            Само сознание — это рефлективная система. Призванная отражать окружающую реальность. И реагировать. Мы же понимаем под сознанием надстройку «Я». Это вторичное.

            • Личность — наверно уже филосовское определение. Первичена она или вторична. Болезни могут прилипнуть в обход личности, но она может ограничить себя от логических заболеваний. Что нам и нужно при получении негативной информации, чтобы сохранить психическое здоровье и приобрести опыт.

              Подумал, что «мозг управляет тем, в какую переделку попадет тело». 🙂

              • Timanix:

                Если бы…
                Вот только некоторые мозги хватают «болезни мозга» только так и при этом не хотят лечиться…
                И логика им не помогает. Так как у некоторых она просто атрофирована.
                Такой порочный круг — кто осознает это все, тот и так не поддается, а кто поддается, просто не задается такого рода вопросами.
                В итоге лечатся здоровые, но не больные.

                С другой стороны, что есть «болезнь мозга», а что нет? Чья отраженная реальность менее искажена?
                В природе нет логичности. Она просто не задается такой целью. И большинстве случаев только кажется логичной, так как логика — инструмент познания человека.
                Истина для человека — это модель окружающего мира, наиболее полно отражающая окружающую действительность. Но она не обязательно соответствует последней. Долгое время тепло определялось как жидкость. Сейчас мы знаем, что это не так. Однако законы, созданные по той модели, продолжают работать. То есть это была истина, работающая, достаточная для нас, но не абсолютная.
                Какие еще истины — всего лишь достаточно подходящие модели?

  2. Lecron:

    Прочтя заголовок, я предполагал, что в статье будет рассмотрена связь между чтением-нечтением и психическим здоровьем. И хотя статья отличная (только сложная), но ей больше подходит заголовок «Психическое здоровье и литература». Но даже в этом случае, хотя бы краем, надо затронуть сравнение психики читающего и нечитающего человека. Может, с учетом всего негатива, который любят издатели для привлечения внимания, лучшая политика — не читать вовсе?

    Хорошая аналогия с часами. Но она выявляет еще одну истину, на которую многие «забивают». У каждой ситуации, решения или поступка, есть две стороны, причем на каждую из них, существует много точек зрения, с которых эта сторона видится под разными углами.
    Да, стрелки смотрят в одну сторону. Но может они не только находятся слишком близко между собой, а одновременно, очень далеко?

  3. RAF:

    Очень эта большая и многогранная тема — «человеческое сознание», потому что ему — «человеческому сознанию» нет даже точного определения.
    И я не уверен даже в том, что оно («человеческое сознание»), вообще существует.
    Когда внимательно посмотришь вокруг, то осмысление смежных терминов — «общественное сознание» и «коллективный разум» — взрывает мозг.
    Теория псевдонауки «психология» основана только на практике, а практика психологии — на шаманстве или простом тыканье пальцем в разные места мозга.
    Но есть реальная наука — кибернетика, дающая основу для понимания описанных выше терминов.
    Всё становится гораздо проще, если представить себе, что мозг человека — это сложный компьютер, человеческое сознание — программа в нём, то общественное сознание можно воспринимать как блогосферу, а коллективный разум — как интернет-форум.
    Тогда воспитание ребёнка, — тонкая настройка программного шаблона — фреймворка с использованием типовых сценариев на внутренние и внешние события.
    Обучение человека — добавление новых функциональных возможностей.
    Переобучение — обновление версии.
    Диплом — сертификат соответствия стандартам программирования.
    Зачатие — использование генетических алгоритмов для генерации нового модуля 🙂
    Также легко можно найти в человеческом сознании аналоги компьютерным терминам «перезагрузка», «зависание», «засыпание», «сбой приложения», «Вирус», «Error 404» и др.
    Тест IQ — попытка измерить производительность, объём базы данных и время доступа через поисковую систему.
    Нас заражают вирусами через известные и неизвестные средства массовой информации.
    Мы — сложные для самоизучения и не до конца изученные нейронные роботы.
    В нас встроен механизм самовоспроизводства с использованием известных генетических алгоритмов.
    Но мы создаём новых упрощённых роботов и используем их при исполнении трудоёмких или опасных операций.
    Мы уже умеем интегрировать электронно-механические руки с человеческими нервами, то есть мы совместимы по управляющим сигналам!
    Мы уже ведём разработки кодеков сигналов мозга. Ведутся работы по сканированию и выгрузке информации мозга на внешние носители и наоборот.
    Нас ждут весёлые времена!

  4. TumanI:

    The-eBook, вы смешали в статье академическую психологию, практическую психологию, религию, педагогику, этику и суеверия. От этого я в какой-то момент стал путаться в идеях, которые вы описываете, т.к. каждая из этих «практик» изначально опирается на уникальные аксиомы, которые часто противоречат друг другу.

    При этом вместе с подтвержденными психологией и нейропсихологией фактами вы упоминаете спекулятивные утверждения и фактические ошибки.
    Поэтому и вывод статьи — «Для сохранения и поддержания психического здоровья требуется внимательно относиться к выбираемой для чтения литературе» — ожидаем и является «общим местом».

    Явные ошибки в статье:
    >Есть исследования, озвученные … американскими психологами из Стэнфордского университета под руководством А.Бандуры еще в начале XX века, что «сцены насилия вызывают у людей сильные импульсы агрессии».

    Альфред Бандура — родился в 1925 году, т.е. не мог руководить исследованиями в начале века.
    Его выводы никак не связаны с импульсами агрессии, А.Бандура изучал копирование Дошкольником наблюдаемого им агрессивного поведения, которое дети просто за кем-то повторяют. При этом дети не понимают смысл агрессивного поведения, для них это просто поведение «значимого другого».

    >Необходимо понимать и чувствовать с какого возраста можно начать чтение сказок с элементами волшебства, чтобы они не испугали ребенка, не нанесли вред психическому развитию, появлению чувства страха и прочего.

    Не встречал ни одного исследования, которое бы подтвердило, что элементы волшебства могут испугать ребенка.

  5. […] Прочёл, но не сумел «переварить» очередную главу ненаписанной книги от The-ebook (Психическое здоровье и чтение)/ […]

  6. RAF:

    Согласен с коллегами в том, что дети, не задумываясь, повторяют в своих играх то, что они увидели.
    В трёхлетнем возрасте,- это принципиально важно для ребёнка — доказать взрослым, что он это тоже умеет делать, и получить похвалу.
    Конечно, если по телевизору появится добрый дядя и строго предупредит детей, что повторять то, что они увидят, — это плохо, то вероятность повтора резко снижается.
    Также, если сразу повторить показанную сцену технически сложно, то сцена запомнится и повтор отложится на другое удобное время, при создании всех необходимых условий.
    Так, например, после проведения экспериментально-показательной трансляции сцены повешения Саддама Хуссейна по всем телевизионным каналам США,- исследователям известны только несколько (незначительное количество) детских групп, пытавшихся полностью воспроизвести в своих играх это повешение в своих коллективах, и только в одном случае им удалось это успешно завершить.
    Относительная неудача этого массового психологического эксперимента, естественно, была обусловлена трудностями игрового воспроизводства сцены — зачитыванием приговора, церемонией, поиском подходящих верёвок и табуреток, других непонятых детям манипуляциях. Несомненно также, что экспериментаторы добились того, что все дети, смотревшие это впечатляющее повешение, запомнили его на всю жизнь, и отложили свой персональный повтор на будущее, когда они (бывшие дети) подыщут подходящую им кандидатуру в какой-нибудь аналогичной стране.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.