Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly, PDF & Email

Книги на время

14 февраля, 2015

time-book-clock2Любую оценку можно сделать с произвольным количеством доступной информации. Чем больше разносторонних данных, тем точнее может оказаться мнение, но это повлияет на итоговый размер высказывания. Не всегда возможно сделать краткое определение, выраженное какой-то шкалой.

Есть еще понятие «аудитории» и важно уже её подготовленность по данной теме. Чем более массовая аудитория, тем чаще необходимо повторять основы раз за разом, опираясь не на тех, кто в теме, а тех, кому нужно понять тему в силу каких-то причин.

В попытках донести суждение о качестве, характере и свойстве любого товара – очень часто может оказаться, что отсутствие основы знаний у потребителя выражено в необходимости рассуждать о ценности и семантике, то есть, о смысле языковых выражений. А они и есть оценка.

Маркетолог, то есть следящий за рынком, складывает потребность и информированность в одну корзину и пытается разобраться в том, что потребитель не столько понимает, сколько хочет воспринимать как качество.

Специалист обращает внимание на направление мышления потребителя и берет это свойство для реализации тренда в продукте. Получается так называемая «гонка характеристик» – от объективных, до субъективных факторов. Они в большей степени сейчас влияют на определение качества, тем более на массовом рынке.

Один из моих постоянных читателей верно подметил, что «современный человек – более стоек к воздействию потенциально недостоверной информации». И с этим можно было бы согласиться, если учитывать только количество обрушившейся информации, а не само качество, потому что человек по-прежнему фильтрует информацию по старому принципу – нравится определение или нет, а не его правдивость.

И проверить это легко – количество товаров не говорит о том, что выбор товара определяется качеством. Просто потому, что сначала определяется качество, а только потом оно распознается в количестве. Чтобы это осознать, нужно понять это на примере – большое количество моделей планшетов не говорит о том, что современный человек не пропустит ложь в определении качества. Сюда умышленно будут добавлены отвлекающие характеристики, которые кажутся потребителю разумными.

Информация не обязана нравиться! Это главное, что нужно запомнить перед тем, как что-то оценить или высказать мнение, которое может казаться логичным и разумным.

Современный человек условно стоек к дезинформации, меняются методы воздействия, брешь всегда есть, потому что человеческая сущность не меняется. Можно создать условия, при которых самый честный человек украдет – нужда. Получается, что дезинформация точно так же внедряется в человека, в нашем случае в потребителя, через нужду быть обманутым в донесении тех свойств качества, которые ему необходимо услышать (увидеть, почувствовать…).

Главная причина в том, что именно сам человек определяет степень качества. Это то, что человек видит как реальность. Она формируется внутри головы и не только самостоятельно, но и под внешним воздействием, что более эффективно – потому что это форма обучения.

Пиратство и легальный бизнес – это две формы влияния на человеческие ценности. Это сейчас термин «пиратство» в большей степени соотносят с копированием файлов, что верно только отчасти.

Воспринимать пиратство можно по-разному – по конкретным фактам влияния на рынок или по той реальности, которая выстроилась у каждого в его собственной голове. То, что находится в наших головах гораздо реальнее внешних ценностей. Они попросту игнорируются, пока нарушение закона не вторгается в личную безопасность. Именно в этот момент начинается изменение внутреннего мира и отношения к происходящему снаружи.

Стоит обратить внимание, что раньше человек создавал материальные ценности в виде вполне конкретного товара, то есть результата своей работы. Была некая болванка, физический предмет на выходе. Теперь мир черпает капиталы, обеспечивает рынок рабочей силой на основе знаний – интеллектуальной собственности:

  • Вчера сделали планшет как товар, сегодня появилось много рабочих мест, чтобы заполнить планшет программным обеспечением.
  • Вчера сделали бумажную или электронную книгу, сегодня этот носитель обогащается контентом.
  • И еще одно сравнение, наиболее простое – вчера построили дом, сегодня в нем живут люди.

Получается, что книга утратила ценность в тот момент, как перестала быть товаром, она стала интеллектуальным контентом – заполнителем пространства, которое создано под него.

Реальность в голове сталкивается с проблемой, которая обычно выражается в кризисе – чтобы вложить деньги в создание продукта, необходимо быть уверенным, что последствия будут оплачены, или еще точнее – учитывать законное право.

Например, туристические зоны лишаются отдыхающих, потому что те не готовы потреблять товар. Причин много, а последствие в единственной форме – производитель сокращает рабочие места, потому что их услуги не требуются. По этой цепочке можно продолжать вечно – самолет и пассажиры, дом и люди, книга и читатели. Каждый раз теряется ценность, то есть, потребность в услуге или товаре.

Копию книги можно представить формулой – «книга, дающаяся на время, которое определяется сроком». Стоимость чем-то определяется и с чем-то ассоциируется. Если книга бесплатна, то подразумевается, что владеть книгой можно бесконечно долго, но стоит обратить внимание, что библиотека дает книгу хоть и бесплатно, но на время. Поэтому стоимость не говорит о реальном сроке владения.

Попробуем примерить определение на платной книге. Подразумевается, что некая копия переходит в собственность, если за нее заплатили. По сути, из рук в руки должен перейти некий товар. Если этой формы нет, то появляется возможность внедрения иных условий для ограничения, например, по времени, для сокращения стоимости книги. Появляется право на «самостоятельное удаление» по прошествии какого-то времени или при изменении лицензии на копию, агрегатор удаляет копию из устройства на расстоянии.

То есть, правило работает в обоих случаях, независимо от того, нравится нам это или нет, согласны ли мы со сроком предоставления экземпляра и степенью владения или нет.

Книгу на время могут предоставлять не только библиотеки, учебные заведения, магазины и даже пираты. Отсутствие актуальности ограничивает срок жизни книги.

Объяснение простое и это уже было в истории электронных книг.

Когда компании SoftBook и NuvoMedia бежали впереди поезда, они создали устройства для чтения и продавали контент. В 2003 году весь этот проект закрылся. Компании предупредили потребителей и дали время на выкачивание купленных книг, если по какой-то причине их нет локально на диске потребителя.

В нашей реальности было то же самое, только в тот момент мы играли в энтузиастов и создавали контент самостоятельно в форматах, которые применялись в устройствах SoftBook и NuvoMedia. Каждый готовил книги сам.

В итоге – устройства есть, контент есть. Всё честно – купили или создали сами, потребитель владеет контентом. Проходит время, появляются новые устройства и старый контент уже не унаследовать. Купили или скопировали книги бесплатно – итог общий. Воспользоваться невозможно! Книги оказались актуальными на чётко определенное время, независимо от того, как они попали в устройства для чтения!

Форма собственности определяет ценность продукта, возможность передачи, продажи и наследия.

Получается, что большая часть рабочих мест в мире зависит от времени на спрос интеллектуальной собственности. Оплата труда влияет на развитие книг, на их качество, на их срок жизни.

SoftBook и NuvoMedia закрылись как раз потому, что контент не продавался, но тогда из-за того, что Интернет был неразвитой сферой влияния.

Книги, как контент, обнажили свою ценность на короткое время, впрочем, как и пиратство, потому что как такового конечного продукта нет, кроме рабочих мест и кратковременных бесплатных услуг. Со временем всё трансформируется в новую форму. Будут другие цены, авторы, книги и пираты. Твердая взаимосвязь временных успехов.

Остальное – тема для другого, отдельного разговора.

Послесловие

Каждую субботу, когда говорю «доброе утро!» каждый раз задумываюсь – а доброе ли оно?

Я очень на это надеюсь!


 
 

Комментарии к сообщению “Книги на время”

  1. Lecron:

    Как вы любите говорить «определение качества» — на самом деле процесс итеративный и улучшается с опытом. А действительность способна разрушить любые маркетоидные мифы.
    Так сколько нужно итераций, чтобы покупатель смог определять качество настолько, что бы быть удовлетворенным покупкой? Чаще всего, как не смешно, это 0. Девайс все-равно устраивает. Не смотря ни на что. А если нет, то после первой покупки, первой итерации, критерии будут усовершенствованы и следующий девайс уж точно будет радовать.
    Следовательно проблема (не)определения качества сильно преувеличена. А все возражения не менее маркетоидны, чем у маркетологов продавца.

    Касательно второго вопроса. Считаю, что нужно смотреть на проблему, исключительно с логической точки зрения, без учета моральных ярлыков и мнения отдельных участников.
    Любая система находится в равновесии, до тех пор, пока не появляется новый фактор, после чего она сама должна изменится настолько, чтобы опять вернутся в состояние равновесия. Не больше и не меньше. Подпорки, в виде запретов, будут держать только временно и то, до определенного предела. Понравилась одна фраза: «Это все равно, что затягивать предохранительный клапан, чтобы не отвлекал свистом».
    Материальные ценности трансформируются в нематериальные. Вот основное изменение. То, что им свойственна проста копирования, это лишь следствие. Нужно с этой простотой не бороться, а научится жить в гармонии.
    Поэтому вы правильно сказали, что «будут другие цены, авторы, книги и пираты», осталось добавить, что также и другие механизмы монетизации, и еще многое другое. Другое, а не привычное, с другими, не привычными последствиями.

    • Разрушьте «маркетоидные мифы»! Может действительно Вы правы. Послушаю. 😀

      • Lecron:

        К сожалению, я их разрушить не в состоянии. К счастью — это и не надо.

        Вот вы все время говорите, покупатель не в состоянии распознать качество. Пусть. А зачем? Зачем его распознавать? Чтобы купить лучшее? Нет. Чтобы купить то, что устроит.
        Ну купил. Пользуется. Год, два, три. Больше. Меньше. Столько сколько надо. Неужели он не поймет, тем он пользуется или нет? Какие бы у него не были критерии и несмотря на все предыдущие промывания мозгов. Невозможно заставить пользоваться «через не могу». Даже «через не хочу» — невозможно. Второй раз, если он признал нечто за дефект, он его избежит. А если не признал, значит дефекта нет.
        Еще, маркетологи могут пытаться подменить тезис «не устраивает, потому что не устраивает», на «не устраивает, потому что есть лучше». Могут. И делают. Но. Во1, мы привыкли пользоваться не самым лучшим. Не все стремятся покупать лимузины, топовые процессоры, видеокарты, телевизоры, смартфоны и прочую технику, и ничего, вполне комфортно себя чувствуем. Во2, гонка характеристик, находясь в той же области, только не по классу, а по поколению, обеспечивает основные забросы даже бюджетными моделями. Поэтому такая подмена понятий, хоть и прокатывает, но не на столь эффективно, как кажется.

        Да, достижения условного персонального оптимума однозначно не обеспечивается, но и проблемы распознавания качества из-за маркетоидного давления, в целом нет. Девиация есть, а проблемы нет.
        Желание ее обозначить, повторюсь, лишь способ навязать собственное, внешнее к потребителю видение качества, без учета его внутренних мотиваций. В стиле — я знаю, что тебе надо, а ты, дурачок, этого никак не поймешь. Но и в этом нет никакой проблемы.

  2. Slider:

    По сути дела приобретая книгу мы платим за право прочтения данной информации. А теперь вдумайтесь в эти слова…

    • А покупая билет в кино мы платим за право посидеть в кресле и посмотреть на большой экран.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.