Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly, PDF & Email

Итоги 2015 года

26 декабря, 2015

Happy-New-Year-Wallp-TLGТрадиционно, в канун Нового года проект The-eBook подводит итоги и делится своим представлением о будущем рынка электронных книг. В этот раз все материалы определены в одну статью, по этой причине отчет оказался в несколько раз больше, очень хочется надеяться, что и полезным.

Год был скучным, даже в чем-то мрачным. Хотелось хороших новостей, новинок, технологий и просто отличного настроения, чтобы быть уверенным, что люди читают книги, интересуются чем-то больше, чем политикой, что получают радость от внутреннего мироощущения. Внутри человека, в его душе должно быть место для спокойствия, уверенности, каких-то, пусть еще не сбывшихся, но надежд.

Электронные книги – это личная причастность людей, ставших потребителями интеллектуального труда в четко определенной форме. Каждому необходима личная и невидимая отдушина от реальности в комфортном виде. Кому-то для отдыха, другому для учебы и развлечений. Этот сегмент развлечений в нашей жизни тесно связан с отношением не только пользователей, но и производителей к собственной продукции. Когда «вещь» соответствует ожиданиям – это еще один повод увлечься чтением, посвятить часть своей жизни познаниям через эмоции и воображение.

Через мысли потребители воспринимают хороший и плохой продукт, где одна и та же единица может восприниматься различно. Задача производителя отслеживать потребности, чтобы точно попадать в цель с помощью современных разработок. Время сравнения продукции через «список характеристик» уже в прошлом. Рынок хочет визуального подтверждения преимуществ – оперировать не декларациями, а фактическими достижениями. Если электронная книга, то потребители должны воспринимать весь комплекс свойств как книгу, пусть и электронную, то есть, как полезный продукт.

Пришло время убедить рынок в том, что современные гаджеты способны занять пустую или малопривлекательную нишу бумажных книг, где основной спрос принадлежит массовой литературе, в которой потребитель может ориентироваться исключительно по обложкам или громким именам авторов. В этом смысле электронные книги дают преимущество, позволяя на расстоянии оценить по фрагменту интерес к произведению.

Электронные книги должны занять сегмент рынка книг, где важную роль играет дефицит книг в магазинах на очень большом территориальном пространстве.

Сам термин «электронные книги» – составное определение из нескольких важных свойств, без которых смысла в электронных носителях нет: Интернет, контент и устройство, причем любое. При разработке в сегменте «электронных книг» нужно учитывать именно эти параметры.

Сюда можно добавить новое свойство, но которое относится больше к массовому рынку, чем к сегменту рынка – цена конечного продукта, как цена решения пользователя регулярно читать.

Источник и метод расчета итогов года

Для расчета данных и результатов на их основе использовался конверсионный метод отслеживания и множественной реакции потребителей. В данных используются реакции 1 716 393 реальных потребителей с различными интересами («живые счетчики»). Так как предположительно общий объем потенциальных потребителей приблизительно равен 8-10% от населения страны (с рекламой до 20%), вероятная погрешность результатов от -2% до +9%. В подсчетах не используются таможенные или иные декларации, а также заявления компаний-производителей или частных лиц. Временная шкала данных с 1 января 2015 года по 22 декабря 2015 года включительно.

Результаты исследования не учитывают страны за пределами территории СНГ и бывшего СССР.

Существует множество способов подсчета. Можно брать информацию в магазинах, и они солгут, можно из таможенных деклараций и обязательно вкрадется ошибка. Необходимо сразу предупредить, что метод подсчета The-eBook реально прост и действительно с потолка. Эта оговорка необходима, чтобы не было вопросов. Ключевые слова в тексте выделены, на всякий случай.

Чтобы просчитать количество устройств приходится отслеживать активность «спроса и предложений», но не мнение потребителей, учитывать серый рынок, распространённость устройств, сезон, вес бренда, сбои производства и кто от них зависит, наличие эксклюзивов, новых продуктов, низких цен и многого другого, что происходит за год. Кроме данных есть исключения и упертости рынка, когда вроде и кажется, что потребитель должен приобрести устройство одной компании, но реально приобретает другое, потому что не хочет иметь устройство «как у всех» или просто случайно залетел не в тот магазин. И так далее.

Основная разница между подсчетом The-eBook и маркетинговыми фокусами – не скрывать метод подсчета.

В результате давно понятно, что у любого успеха есть свой коэффициент, надо только соотнести различные спросы между собой и умножить на соответствующий коэффициент. Скажем, для серого рынка это 1,44 E, для отечественного 4,13 E, для шильдика ровно 2,00 E, а для иностранного и известного бренда 2,23 E. Не стоит спрашивать, как коэффициенты появились, как и отчет – это чистое шаманство, но в отличие от маркетинговых компаний отсутствует секрет технологии подсчета. Коэффициент, для метода The-eBook – это как математическая константа π (иррациональное число).

Обычно этот метод (в результате) точнее всех остальных «научных», хотя, к сожалению, никак не может учитывать другие локальные рынки за пределами СНГ, о потребителях нет информации в виде статистики. Информация об иностранных пользователях меньше 2%. Их рынок отделен от нашего достаточно плотной ширмой – есть публичные и непубличные компании, они не говорят о количестве, они сообщают о заработанных деньгах, а их прибыль сильно завязана на продаже контента, рекламы и издательских акций, что у нас не развито, так как компании-производители, продавцы и агрегаторы – это различный бизнес, а не один.

Читатели и их интересы

В течение 2015 года изменилось долевое соотношение между читающими женщинами и мужчинами. Отыграв в прошлом году 3%, в нынешнем году женщины упустили 2%.

Возрастные критерии также изменились, самая перспективная группа от 25 до 34 лет сократилась на 4%, но основная целевая группа от 35 и выше вновь вернула себе недостающие проценты. Увеличилось количество читающих до 18 лет на 1% – событие не революционное, но когда лидерство взяли гаджеты для развлечений, приятно осознавать, что молодежь всё еще читает.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-8.55.45

Основные события 2015 года показывают, что рынок постоянно находится в классическом соотношении полов и возрастов, нет особой нужды разбираться «кто есть кто» и «зачем делает то, что делает». Основная целевая группа в электронном чтении относится к категории читателей от 35 лет и старше, она отличается от всех остальных большим интересом к чтению, а не к устройствам, но раньше всех приобретает более новые модели для чтения. Эта группа интересна для продвижения новых продуктов, но массовым рынок становится при привлечении потребителей от 25 лет, это как барометр состояния интереса к рынку.

Интерес к планшетному рынку не принес особых соотношений в возрастах и полах потребителей, но сократил спрос к рынку электронных книг более чем вдвое, что еще раз напоминает, что планшеты и смартфоны не используются для чтения, есть другие интересы и они востребованы владельцами этих устройств гораздо сильнее, чем чтение.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-8.55.37

Соотношение интересов потребителей во многом влияет на чтение тематической литературы. В большинстве случаев интересы не изменились, особенно в области художественной литературы. Изменения произошли в других областях и, по всей видимости, на них повлияли политические и экономические события года. Все категории уступили по одному-двум процентам всего двум направлениям – семье и дистанционному заработку (в большей степени программированию в любых областях – веб, мобильные программы и прочему).

В 2015 году «очень сильно» просел интерес к чтению о кино, сериалах, артистах и далее в таком духе. Видимо сократился интерес и к мемуарной литературе. В данной категории сложно делать какие-либо выводы, например, что людей больше интересуют новости в Интернет и по ТВ, с большей вероятностью люди попросту стали больше смотреть фильмы и сериалы на планшетных устройствах, не особо интересуясь чтением книг, на основе которых были сняты эти художественные ленты. То есть, потребители более практично относятся к кино, чем ранее.

Спрос на планшеты и смартфоны в 2015 году продолжает падать, независимо от прогнозов и аналитики специалистов, как и на любую другую электронику, это заметный с прошлого года негативный тренд. В нынешнем году было много причин для снижения интереса к гаджетам и основные виновники – повышение курса валют на фоне психологического и даже физического сокращения доходов. Часть людей потеряла в зарплатах, часть попросту живут в рамках прошлогоднего курса и не готовы покупать устройства даже в валютном эквиваленте дороже, не говоря о локальных ценах.

Негативная тенденция создает новые усиленные реальностью условия для предсказанного в 2009 году «производственного кризиса» на 2016 год, основной смысл которого является третьей фазой «финансового кризиса», который начался в конце прошлого века. Каждый виток попросту оголяет те области, в которых денег нет или в избытке. Сначала у банков не было денег, они выдавали кредиты, не обеспеченные ничем, и хотели пополнить брешь за счет процентов, но люди попросту не возвращали проценты и фокус не удался. Вторая фаза – «потребительский кризис», когда денег у потребителей стало меньше, и они уже не покупают товары в необходимом для производственных мощностей. Люди посещают магазины, но до кассы попросту не доходят. И наконец, третья фаза – «производственный кризис», когда производители вынуждены сокращать производство и увольнять сотрудников, чтобы удерживаться на плаву, хотя бы с прибылью, пусть без роста.

Пришло время производителям пожить без больших доходов. Такая расстановка сил очень сильно скажется на спекулятивном рынке и на количестве невозвращаемых кредитов. Уже в 2015 году все основные спекулянты сбежали из сегмента электронных книг, планшетов, смартфонов. Кое-как приносят прибыль не массовые рынки, где мировые бренды не принимают пока активного участия.

Информационный и продуктовый спрос среди брендов

Информационный и продуктовый спрос – это не количественное, а качественное отношение потребителей к различным брендам. Сами покупатели своим поведением и интересом сообщают в статистике о пристрастиях к информации и конечному продукту.

В этом году сократилось не только количество участников на рынке электронных книг, но и информационная поддержка. Рекламы попросту нет, новостей было мало, новинки в этом году не то чтобы не радовали, их попросту было значительно меньше. Игроки рынка предпочитали менять экраны, батарейки, прошивки, но не пытались создавать трендовый продукт, который при минимальной рекламе мог бы привлечь больше внимания потребителей. Они в свою очередь отвечали взаимностью, вяло реагировали на новшества, хотя фанаты сегмента пророчили чуть ли не кардинальные отличия. Потребители их попросту не увидели.

Ключевое значение рекламы продукции и информационное насыщение в 2015 году оказалось почти нулевым. Большинство производителей сделало ставки на бесплатное размещение новостей, ждали каких-то положительных оценок. Этого не произошло, хотя бы потому, что производителям нечего было дать в качестве информации. Всё это ещё и ещё раз намекает на принцип рыночной экономики – неважно какие есть ресурсы у компаний, важно для прибыли создавать «послушных» потребителей, из которых можно лепить что угодно, ради прибыли, но без вложений в рекламу это сделать невозможно. Люди каждый раз своими кошельками намекают, что в роли «дурачков» их увидеть в магазинах невозможно, хотя очень хочется. Попросту никто не хочет прощаться с кровными деньгами без явного повода, а его, как надо полагать, не было или мало кто увидел.

В этом году сократился не только уровень рекламы, её качество, но это продолжает влиять на рынок электронных книг, как на категорию. Бренды не рекламируют продукцию, автоматически падает интерес у шильдиков, которые никогда и не пытались что-то сделать дополнительно, кроме как следовать тренду и зарабатывать на плохой информированности потребителей, где первую скрипку играет список характеристик, а не фактический результат работы устройств.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-8.54.47

В 2015 году интерес к основному лидеру в России и СНГ, компании PocketBook, остается второй год подряд выше Kindle. За 2015 год не появилось новых брендов, кроме как Reader и тот принадлежит лидеру, так что копилка преимуществ увеличивается в пользу PocketBook.

С другого конца, FanBook хотя и не имеет никакого отношения к Onyx и МакЦентр, это юрисдикция компании eBook Applications LLC, но используемые устройства этого бренда восполняют потери интереса к продукции Onyx (это будет понятно, когда в этой статье дойдет время до обсуждения количественного, а не качественного показателя). Мало того, так как FanBook продается по той же схеме, что и Onyx, то прироста Onyx через FanBook не получилось. Там где один проигрывает «морально» на помощь приходит неожиданная «материальная» поддержка со стороны FanBook, но не увеличивает продажи в сумме. В этом смысле МакЦентр есть чем гордиться и расстраиваться одновременно – они хоть и просели вслед за рынком, но помогли своей прозорливостью себя поддержать в трудное время.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-8.55.00

Разница в долях, между информационным и покупательским спросом изменилась только в сторону увеличения Kindle, причем достаточно криво. Впервые потребителям интересно читать и обсуждать продукцию Amazon, вместо ее покупки. Сложно сказать, чем именно Amazon удерживает интерес к бренду и почему при этом падает спрос на продукцию. Видимо произошло психологическое раздвоение интереса, где с одной стороны Kindle Voyage должен быть самым лучшим устройством, с другой стороны этот же экран установлен в Kindle Paperwhite 2015 года и особой разницы потребители не увидели, так как кнопки и другие отличия Kindle Voyage сильнее восхищают воображение фанатов, чем кошельки потребителей.

Количественная доля среди брендов

Из результатов подсчета количества проданных устройств видно, что рынок активно продолжает проседать, но проще всего увидеть разницу в сравнении с прошлыми годами, когда пик продаж приходился на 2012 год и теперь точно также сокращается в 2 раза каждый год. Вряд ли 2016 год принесет еще более негативные результаты, во что просто не хочется верить, но на практике цифра будет зависеть только от того, как сильно производители хотят получать прибыль и смогут ли наступить себе на горло, а не потребителям. Очень много будет зависеть от того, увидят ли производители причины и прислушаются ли к фактам.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-10.43.05

График наглядно демонстрирует негативный тренд, который продолжается не первый год. То есть, на рынке нет особых условий для резкого снижения продаж, а результат попросту говорит о том, что производители пытались компенсировать потери стоимостью устройств, игнорировали запросы рынка и вовсе не хотели что-то менять. Можно надеяться, что теперь будет понятно, что методы 2007-2009 годов по продвижению электронных устройств больше не работают, что очевидно из результата.

Конечно, надо сделать поправку на потребительский кризис, но если бы производители учитывали изменение рынка, то двойное падение было бы характерно только для 2015 года из-за скачка в курсе валют и ничего более. Но этого не произошло, даже в плохих рыночных условиях.

Производители игнорируют не столько тренды на рынке мобильных систем, сколько реальные предпочтения потребителей. Если до 2012 года было понятно, что существует три ценовые ниши, в которых можно играть – $79, $99-119 и $149-199, то после взросления доллара на каждую нишу наш рынок, по своей спекулятивной причине, накинул лишние $30-40. По сути, сейчас не может существовать в продаже устройств дороже $200 (13490 рублей), но по факту цены подскочили и до $299, что на целую сотню больше, чем рынок может себе позволить. Это говорит о том, что и новый год похоронит все устройства дороже $200 и по-прежнему будет предпочитать что-то до $100 (6590 рублей).

2015 год стал парадоксальной системой для ценообразования. Если представить, что некое устройство существует в виде эталона для рынка цен за $1000 (раньше 30000 рублей), тогда получалось, что раньше его продавали (как бы дешево) за $1300 (39000 рублей), а теперь продают «со скидкой» за $1200 (80000 рублей).

Перед выводом надо определить зарплату целевой группы, например, безумные $2000, доступные далеко не каждому, но всё же это важно, чтобы понимать состояние рынка с точки зрения «почему не покупают», вместо традиционной фразы «наше устройство лучше всех».

Попробуем посчитать – 60000 рублей это раньше $2000. Человек мог себе позволить дорогой гаджет за 39000 рублей, хотя это больше половины его заработка, но все же… а теперь наоборот, «тот же потребитель» не может позволить «то же самое устройство», но за 80000 рублей, ему не хватает денег! Теперь есть вопрос – а будет ли копить потребитель в 2,5 раза дольше, ведь другие виды товаров тоже подросли или растут в цене. Вроде как кредит нужен, но это еще 30% годовых сверху, то есть, если выплатить за 10 месяцев всю стоимость товара, процентов натечет на 11 месяц – дополнительные 8000 рублей. Итого, реальный продукт оказывается в районе $3000, если пересчитывать на прежний курс доллара.

Значит, когда продукт стоит $1000, сейчас за него с кредитом нужно заплатить уже $3000. Абсурд и путаница на психологическом уровне. Какой производитель в таких условиях будет развиваться? Какой банк получит свои проценты?

Есть еще выводы?

Есть, но единичный вариант – нужны устройства, которые при нынешнем курсе валют стоят на 40% дешевле ценового сегмента! Что нереально при отсутствии локального производства.

В сложившейся ситуации может выжить только один производитель и то в рамках американского рынка – Amazon.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-8.55.11

Количественная доля в 2015 году сократилась, даже страшно рассматривать результат.

Рынок сильно оголился брендами. Лидер рынка просел, как и все, в 2 раза, но умудрился стать в 3 раза крупнее любого конкурента.

Можно радоваться и хвалить лидера за удержание рынка, но в количественном выражении дела откровенно плохие! В новом 2016 году придется пересмотреть отношению к техническим заданиям на разработку новых устройств.

О вероятно возможных трендах, которые может подсмотреть любой производитель, разговор пойдет ближе к концу статьи.

Кроме негативных тенденций, необходимо упомянуть, что впервые третье место по продажам среди брендов теперь принадлежит Bookeen. С другой стороны, если прибавить FanBook к Onyx, а эти два бренда продает МакЦентр, то после PocketBook и Kindle должен идти именно МакЦентр как бренд, но такого быть не может. Скорее, это говорит о том, что МакЦентр заработал «нормально», в то время как стало продаваться «хуже» (с необходимыми поправками на состояние рынка).

Снимок-экрана-2015-12-02-в-10.26.20

Доля PocketBook в 2015 году выросла еще на 4%. Это определение не нужно путать с количеством, тем более, когда весь рынок просел. Если из этих цифр вычленить серый рынок, то на легальном рынке PocketBook теперь принадлежит 79%. Не стоит результат недооценивать и как-то посмеиваться, так как при экономических санкциях именно она или близкое к ней значение может стать реальностью в следующем году.

Можно было бы считать иным способом. Например, что серый рынок перераспределился бы на легальные бренды, но тогда доля PocketBook будет всё равно 60%, при том условии, если конкуренты смогут выдержать напор на дополнительные 9%… и если реклама это двигатель торговли, то ответ – вряд ли.

Магазинам проще ввезти контрабанду, чем рекламировать то, что не рекламирует производитель.

Аналитика на 2016 год

В 2015 году достигнут пик потребительского кризиса. Его ускорили политические и экономические неурядицы, которые влияют на передел мирового рынка и перспектив. Слово «передел» следует осознать без нервов и желания видеть заговор. Каждая страна ищет новые рынки сбыта, так как за последние годы выросла невероятно огромная армия «чистых потребителей» – главный ресурс рыночной экономики. Люди стали зависеть от потребления, а это инструмент, когда потребности значительно важнее реальных возможностей людей. Никогда раньше мир не сталкивался с проблемами постоянного обновления вещей. Модель телефона на год, дальше он морально устаревает. Казалось бы, это не такие дорогие вещи, но производителям машин тоже каким-то образом нужно наращивать прибыль, считается, что если прибыль не растет, то бизнес становится убыточным.

С рынка все чаще уходят семейные компании в те области, где потребление более регулярно – медицина, продукты питания и различные услуги, все остальное становится вотчиной больших компаний. Они занимают рынок. Там где был целый набор мелких ресторанов и магазинчиков, теперь располагаются торговые супермаркеты.

У электронных книг быстротечная судьба в рамках современной истории – рост сегмента происходил всего 5 лет, с 2007 до 2012 года. Производители больше беспокоились о количестве проданного, о росте прибыли, но совершенно не подготовили рынок для регулярного потребления. Как только электронные книги вышли из тренда, спад оказался неизбежен.

В канун Нового года необходимо подвести не только итоги, но и задуматься о перспективах.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-8.55.28

На просторах бывшего СССР самый крупный рынок сбыта и развития электронных книг принадлежит России. По всей видимости, в ближайшие 5 лет этот рынок будет влиять на способы распространения электронной и интеллектуальной продукции.

Есть оговорка, что в последние 2 года крупные мировые игроки хотели выйти на российский рынок, но по каким-то своим умозаключениям остановили продвижение. Amazon больше заинтересовал Китай, Barnes & Noble явно сосредоточена на рознице и попытках выйти из финансового кризиса, Kobo продав 5 млн. устройств по всему миру явно не может быть в состоянии, замахнуться на локальный российский рынок, где PocketBook продал 3 млн. устройств. Bookeen хоть и вышел в России на третье место по продажам, но на мировом рынке отрабатывает новый тренд – корпоративные продажи и адаптацию собственных разработок под нужды торговых книжных сетей по всему миру. Есть успехи в Латинской Америке и Европе. Аналогичным путем в Европе пытается идти и PocketBook, но успехи есть в основном на рынке Германии, где Tolino колеблется от состояния «национального продукта» до явной «падчерицы» для всех, кто говорит по-немецки.

В 2016 году в активную фазу войдет производственный кризис. Уже в 2015 году это состояние чувствуют на себе дистрибьюторские компании, которые привыкли проводить время на корпоративных вечеринках в тот момент, когда рынок рос, а что делать, когда он проседает – никто не знает, и не было желания к этому готовиться. Это говорит о том, что сегмент принадлежит амбициозным «молодым специалистам», склонным верить в собственные идеи, жить в сегодняшнем дне, без консервативных навыков специалистов со стажем, без умения и опыта взглянуть в будущее.

Рост рынка контента сократится, как уже начал проседать в 2015 году. Причины прежние – рост цен, развитие пиратства, капитализация, за которую придется доплачивать потребителям, а не получать прибыль агрегаторам. При всех рисуемых ранее перспективах рынка контента, значительного роста не произошло.

Попробуем позаимствовать фрагмент из книги Константина Костюка «Книга в новой медийной среде», к ней нужно относиться не столько, как к полезному чтиву, а как к «скрытой» аналитике. Станет понятно, что происходит на рынке контента из уст руководителя издательства:

«Много лет участники профессиональной дискуссии обсуждают, когда же рынок электронной книги достигнет рубежа, эквивалентного 1 % от рынка бумажной книги? Если в 2013 г. книжный рынок составлял в совокупности около 60 млрд руб., то электронный не превышал 500 млн руб. Хотя электронным книгам каждый раз прочат небывалый рост, уже сейчас очевидно, что темпы роста снижаются».

«(Во всем мире)… развитие рынка электронных книг является стратегией компенсации падения рынка бумажного».

«…по данным аналитики издательства «Эксмо», это падение (бумажных книг) составило 28%».

В итоге понятно, что электронные книги не достигли даже близко уровня «компенсации потерь бумажного рынка». С учетом того, что бумажный бизнес вслед за продовольственным начнет завышать цены, можно легко спроецировать зеркальное отражение и на рынок электронного контента. За годы развития электронных книг ни один отечественный продавец или агрегатор не смог наладить успешное производство собственного устройства, чтобы гарантировано продавать контент в будущем. То есть, они зависят от производителей устройств и будут ли их покупать потребители. Такое положение говорит о том, что пираты и производители устройств будут тянуть рынок контента на самое дно, где легальному бизнесу делать нечего или доля существенно сократится. То есть, достаточно купить устройство, как с пиратским контентом проблем не будет.

С пиратством можно и нужно бороться, но без потребительской компенсации любое решение будет всего лишь временным успехом.

Долевой части электронных устройств уже сокращаться некуда. Рынок и так выглядит таким, каким он был в зачаточном состоянии, при том условии, что для повышения уровня сбыта использовалась реклама, а уже в 2015 году её сократили все производители, а шильдики попросту покинули убыточный для нее сегмент рынка.

Сейчас понятно, что основа успеха специализированных устройств для чтения с «бумагоподобным экраном» более не развивается возможностями компании E-Ink. Если и будет какой-то качественный прорыв, то силами сторонней компании. Это приведет к двум последствиям: E-Ink будет давить на рынок низкими ценами, а сторонняя инновационная компания будет конкурировать в области качества. Легко догадаться, что «низкие цены» лучше убедят потребителей, чем «качество изображения».

Чтобы производителям устройств держаться на плаву, уже пора перестать играть в «список технических характеристик». Это метод рынка взросления, а не потребления. Нужны новые формфакторы, новые цены.

Забавно, что «Министерство образования России» уже продемонстрировало прозорливость, вместо закупки готовых устройств они попросту создали своё устройство с двумя шестидюймовыми экранами и больше комментировать в этой связи нечего. Устройство, «конечно» хуже по программному обеспечению, хотя как смотреть на то, что используются всем известные текстовые движки в простоватой оболочке. Министерство выигрывает в другом, о чем приходилось говорить с 2010 года:

  • Устройство не просто двухэкранное, оно не требует обложки для защиты экрана.
  • Модель по формфактору – книгоподобное устройство. Доказывать кому-то, что это книга – нет никакого смысла.
  • Низкая цена продукта.
  • Большой гарантированный тираж.

Получается, что и 2016 год не научит ничему новому производителей устройств. Ориентация на количество прибыли не является перспективным направлением для бизнеса. Хочется отхватить как можно больше, но бизнес проигрывает в элементарном – в доказательстве своей необходимости! Точно так же реагируют розничные потребители. Как только они стали «сытыми» в характеристиках устройств – они попросту больше ничего не видят, следовательно, не хотят покупать. Для рывка нужно «создавать видимое преимущество», только так можно убедить рынок, что рост интереса продолжается.

Рынку электронного чтения не хватает иного осмысления между начальным, средним и высшим уровнем устройств, кроме как ценой. Новое поколение должно учитывать:

  • Начальный уровень – все дешевые устройства до 200 долларов, с учетом зарплат, а не курса валют.
  • Средний уровень – модели для среднего класса, максимально технологичные, понятные, с гарантированным качеством, с привлекательным внешним видом.
  • Высший класс – модели длительного использования, умеющие быть актуальными в течение длительного времени, не требующие замены устройствами другого класса и типа. Хотя эти устройства не могут заменить планшеты или смартфоны, и даже бумажные книги при разумных ограничениях, например, наличие цветного изображения и соответствующего контента.

К начальному уровню можно уже уверенно отнести все существующие сейчас устройства, хотя бы по той причине, что потребители всё это уже знают и перенасыщены. Новый рынок необходимо начинать с новой планки, на что способны только креативные производители. В данном контексте понятие «инновация» уже неуместно, как скомпрометированное определение.

2016 год – эпоха нового формфактора на фоне сокращения производственных мощностей.

Что из этого получится – узнаем совсем скоро!

Устройства, удостоенные знака «Quality Guarantee» в 2015 году

По итогам тестирования устройств в 2015 году ряд моделей удостоены почётным отличительным знаком «Quality Guarantee» от независимого информационного проекта The-eBook. Он распространяется только на протестированные продукты, разрешён к использованию и призван донести до потребителей информацию об исключительном качестве товаров:

  • Amazon Kindle Voyage
  • Bookeen Cybook Muse
  • Bookeen CyBook Ocean (модели 2014 и 2015 годов)
  • Gmini MagicBook Q6LHD
  • PocketBook Reader Book 2

* Список устройств со знаком «Quality Guarantee» указан в алфавитном порядке.


 
 

Комментарии к сообщению “Итоги 2015 года”

  1. Уже в 2015 году все основные спекулянты сбежали из сегмента электронных книг, планшетов, смартфонов.
    Ждем бегства оставшихся спекулянтов в 2016 году.

    не пытались создавать трендовый продукт
    Если нет тренда, то как можно создать трендовый продукт?

    в последние 2 года крупные мировые игроки хотели выйти на российский рынок, но по каким-то своим умозаключениям остановили продвижение
    На других рынках тратят больше денег на электронные книги, вот туда мировой игрок (Амазон) и выходит.

    пираты и производители устройств будут тянуть рынок контента на самое дно
    А может сами продавцы и агрегаторы контента тянут рынок на дно?

    достаточно купить устройство, как с пиратским контентом проблем не будет
    А если не купить устройство, то будут проблемы контентом?

    С пиратством можно и нужно бороться, но без потребительской компенсации любое решение будет всего лишь временным успехом.
    Наша песня хороша, начинай сначала!
    Потребительская компенсация — это что?

    «Министерство образования России» уже продемонстрировало прозорливость, вместо закупки готовых устройств они попросту создали своё устройство с двумя шестидюймовыми экранами и больше комментировать в этой связи нечего
    Да, тут точно комментировать нечего.

    Доказывать кому-то, что это книга – нет никакого смысла.
    Нет смысла доказывать то, что лишено смысла.

    Низкая цена продукта.
    Какая именно цена?
    Где и когда можно оформить заказ?

    Большой гарантированный тираж.
    Есть конкретные цифры?

    Ориентация на количество прибыли не является перспективным направлением для бизнеса.
    А что является перспективным направлением?

    Для рывка нужно «создавать видимое преимущество»…
    А сегодня в завтрашний день, не все могут смотреть. Вернее смотреть могут не только лишь все, не каждый может это делать. 🙂

    Начальный уровень – все дешевые устройства до 200 долларов, с учетом зарплат, а не курса валют.
    Почему не до $100?
    Зарплату в рублях, без курса валют как, при этом, учитывать?

    Новый рынок необходимо начинать с новой планки, на что способны только креативные производители.
    Есть такие?

    2016 год – эпоха нового формфактора на фоне сокращения производственных мощностей.
    В гранит!

  2. Fy:

    Удивлен, что по продажам устройств Bookeen на 3-м месте, перед ONYX.

  3. Юрий:

    Прежде всего спасибо за статью. В целом я со всем согласен, но также мне кажется что падение спроса напрямую связано с ростом благостостояния в СНГ в предыдущие годы при высоких ценах на нефть. Те, кто рассматривал для себя возможность купить eBook, уже сделали это. Изменения же технических характеристик устройств с момента их возникновения сравнительно не значительны. Электронная подстветка, touch screen — полезные вещи, но далеко не каждый будет покупать новую книжку только ради них, если предыдущая всё ещё работает и в них нет особой необходимости.
    Лично у меня в прошедшем году разбилась на пляже Sony PRS-505 и хотя технически она уже устарела, меня она вполне устраивала и я не искал ей замену.

  4. AndyN:

    Ну с тезисами согласен, только я не пересчитываю в доллары по старому курсу. Что было — то прошло…

  5. Сергей:

    Шикарная аналитическая статья. Спасибо.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.