Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly, PDF & Email

Скользящее среднее

6 февраля, 2016

Moving-Average

Начальное бизнес-обучение заключается во внушении мысли, что «для успеха в любом начинании нужно поймать тренд», как сёрфер ловит волну или ветер. На этой концепции построена мотивирующая литература, различные тренинги, коучинг и прочее. По этой причине глубоко в сознании закрепляется мысль, что «успешный бизнес – это спекуляция». Для этого необходимо знать «где и у кого дешевле», чтобы продать там «где и когда это дороже».

В начале 90-х годов познакомился с молодым бизнесменом. Мы были приблизительно одногодками и довольно легко общались, пока работали над одним проектом. От него узнал «на какой волне» он ворвался в мир бизнеса, как видит прошлое и будущее.

Отец этого молодого бизнесмена с ранних лет учил ребенка мыслить бизнес категориями и масштабами свыше своей личности. Надо отдать должное, подобное воспитание, в советские времена, было занятием практически бесполезным, потому что для выхода этих сил необходимо было изначально заниматься политикой одной партии и пройти много кругов различных агитационных мероприятий, чтобы, в конце концов, стать директором какого-либо завода и работать в рамках мышления государства. Коммунистическая партия должна была одобрить кандидата на роль директора и контролировала дальнейшее управление заводом. Поэтому различные шаги бизнесмена «в сторону от нормы» должны были изначально поддерживаться партийными работниками. И, в конце концов, такой директор – это наемный сотрудник, у которого довольно быстро пропадет мотивация создавать инновационные продукты на предприятии, останется только желание сохранить место, зарплату и соответствующие привилегии.

В середине 80-х годов ничего особого не происходило, кроме болтовни тогдашнего коммунистического лидера. Этот процесс назывался «Перестройкой» и появился далеко не сразу с приходом Горбачева к власти. Сначала он думал, что люди плохо работают, и появилась программа «Ускорение». Потом считал, что много пьют, поэтому не работают и ввели «сухой закон». Времени прошло много и сейчас могу путать последовательность, что было раньше. Но сам процесс запустил Андропов, который попросту навел страх среди людей простой мыслью, что «в рабочее время необходимо работать», поэтому устраивались облавы на праздношатающихся по улице и в кинотеатрах. Но на самом деле, было понятно, что это начало какой-то исторической эпохи.

«Перестройка» расшатала «моральные принципы» в самой коммунистической партии, вдруг оказалось, что внутри организации без «диктатуры пролетариата» появилась возможность растащить и поделить всё на сферы личного влияния. Жизнь людей ухудшалась. Именно спекуляция на мыслях «о лучшей доле без кого-то или без чего-то» повела людей на баррикады и в разные стороны. Большое государство распалось благодаря партийным кланам на национальной почве. Нашлись логические враги среди национальностей других республик, которые якобы мешали благосостоянию людей. Каждый «первый коммунист» бывших республик создал собственное государство.

Вот тут и пришла «свобода» во всем, которая выражалась в отсутствии всего. Все кто хотел жить, работать и быть сытым – должен был как-то подумать о себе самостоятельно. У каждого появилось право не работать на государство, которого больше нет. Новые государственные образования попросту не контролировали и не защищали бизнес, со временем им еще предстояло доказать всем новым гражданам, что налоги нужно платить всем, а не только тем, кто работает в государственных учреждениях.

В этот момент и произошло взросление молодого бизнесмена. Первым в бизнес рванул отец, таскавший буквально за шкирку своего сына. После первых лет стало понятно, что одного высшего образования ребенку попросту не хватает, хотя бы потому, что оно было локальным и ориентировано на советское государство, практически не пригодно для «диких времен», которые рано или поздно закончатся и необходимо будет новое мышление.

После второго образования в Лондоне молодой бизнесмен открыл свой собственный бизнес. Он следовал базовым правилам – ловил тренд. Наши люди всё еще воспринимали алкоголь, как символ счастья и развлечения. Новые условия жизни дали части населения хорошие возможности реализовать себя, поэтому тряпки, электроника, шоколадки и алкоголь стали символами зажиточной жизни. Следовательно, требовался новый уровень производства, ориентированный на новый известный продукт. Было абсолютно логично использовать этот «тренд». С водкой и вином было проще всего встать на ноги с нуля. При наличии отца-бизнесмена, который к тому времени стал уже богатым человеком, сыну никаких поблажек и денег не давалось, это часть воспитания деловых навыков. Алкогольный бизнес – дело не столь затратное, спрос на товар высокий, поэтому прибыль приходила достаточно быстро и появлялись деньги на что-то новое.

Тренд – понятие не только положительное, но и отрицательное. Это вектор, то есть, волна, которая движется вверх и вниз. Существует понятие «скользящее среднее», чтобы определить среднее значение между падением и подъемом, чтобы понять, куда движется тренд в сумме. Поэтому в бо́льшей степени, тренд, с точки зрения бизнеса – это «скользящее среднее в положительную сторону» – если уж встал на волну как сёрфер, то необходимо двигаться и получать кайф, а не падать выброшенным на песок и скалы.

И вот тут-то у молодого бизнесмена появляется понимание новых условий, в которых необходимо меняться самому, что его образования и опыта уже не достаточно для того, чтобы перешагнуть новую планку в производстве и сбыте продукции. Он перешагнул свои возможности и стал крупнее своего отца, но как двигаться дальше уже не понимал, и подсказать было некому. Отец предлагал дробить предприятие, хотя бы потому, что мелкими производствами проще управлять, а в сумме прибыль и влияние на рынок будет больше.

Молодой бизнесмен для решения этой задачи принял самый сложный моральной вариант – свергнуть себя с престола. Бизнесом от первого лица очень хотелось заниматься, это было интересно и увлекательно, но, тем не менее, была предпринята успешная попытка нанять человека, который знает и умеет двигаться дальше. Для этого необходима не только высокая зарплата новому управленцу, но и условия для «восходящей заинтересованности». Генеральным директором стал иностранец, а предприятие было переоформлено как акционерное общество, чтобы участники бизнес-процесса были заинтересованы в увеличении прибыли в течение длительного времени.

Рынок электронных книг довольно сильно похож на схему развития молодого бизнесмена, причем пока только на начальном этапе. В момент развития рынка, естественно, начал развиваться тренд, а «скользящее среднее» стало положительным. Каждый год рынок увеличивался в 2 раза. Особых усилий для того, чтобы быть в тренде, предпринимать было не нужно. Тренд как волна вытягивала успех в бизнесе даже на чужой продукции. Ничего особого делать было не нужно. Есть спрос, он растет, деньги появятся. Единственное, что было необходимо постоянно – завозить новый товар в страну и распределять его каждый год в бо́льшее количество торговых сетей, чем раньше.

Рынок – это не монополия. Сложилось сразу несколько вариантов для реализации успеха. Единицы стали производителями и заняли лидирующее положение, остальные с легкостью спекулировали как устройствами, так и чужим контентом, то есть, попросту перепродавали то, что кто-то уже создал или организовал. Вся задача спекулянтов сводилась только к поиску новых ниш, где можно продать то же самое, но с выгодой. Появились подделки и теневой бизнес.

Как будет развиваться «скользящая средняя» было понятно изначально. В 2009 году было понятно, что до 2012 года будет рост рынка до его максимума, потом начнется спад и рынок зафиксируется на уровне «производственного кризиса», который начнется в 2016 году. Но всё это верно при условии, что потребительский рынок будет иметь моральное удовлетворение, а это очень тонкая сущность, которая довольно легко рвется, так как есть понятие, что «у человека не десять рук и одна голова». То есть, если у потребителя появляется новое увлечение, то он сокращает потребление чего-то другого, морально устаревшего, чтобы было время, возможности и деньги для чего-то нового и увлекательного. Рынок смартфонов и планшетов повлиял на электронные книги. Сократилось потребление специализированных устройств для чтения и контента. Новый мобильный рынок стал интересен за счет видео и программного контента.

После 2012 года спекулянты начали переориентироваться на другие сегменты рынка. Аналогично происходит со смартфонами и планшетами. Рынку уже достаточно только лидирующих брендов.

Снимок-экрана-2015-12-02-в-10.43.05

Специалисты рынка, ставшие лидерами и в какой-то момент увеличившие долю за счет ухода спекулянтов, уверовали, что они действительно специалисты, равных которым попросту не существует. Все кругом неудачники, кроме них. Они начали читать лекции, преподавать искусство продаж, маркетинга и управления. До этого момента, компании увеличили свои профессиональные штаты до такого состояния, что с середины «потребительского кризиса» перестали замечать, что прибыль начала работать только на поддержание корпоративных игр, вечеринок и прочего, на то, что некоторые, по какой-то причине, считают имиджем компании, хотя это совсем не так. Имидж хоть и внешнее свойство, но потребительское, а не корпоративное. Потребителям – безразлично, в каком ресторане справляет «Новый год» компания производитель, это никак не влияет на выбор товара или услуги.

В период 2014-2015 годов все компании стали сокращать сотрудников. Не помог ни корпоративный дух, ни ощущение студенческого креатива по разработке новых товаров. Но и этого оказалось недостаточно для прибыли. Сокращению подверглись авторские отчисления, проценты, которые получают партнеры по бизнесу, и так далее. То есть при том, что по бухгалтерии прибыль все еще числится, дела идут на убыль. Компании вынуждены сокращать себестоимость. Пытаются приобщить потребителей пиратского контента покупать, но на самом деле спонсируют пиратство, размещая рекламу на популярных торрентах.

Рынок электронных книг – это замкнутый цикл между поддержанием равного интереса между контентом и мобильными устройствами. Здесь неважно – какой контент или устройство, лишь бы поддерживать у потребителей моральное удовлетворение от владения, через покупку. Поэтому, один производитель выпускает новое устройство, чтобы продавать контент, другой увеличивает продажи устройств с той же целью. В проигрыше оказываются те, кто не понимает связи. Кому кажется, что достаточно продавать только контент или только устройства, но, никак не вступая в совместный «сговор» для достижения новых целей. Они всё ещё мнят себя очень крупными специалистами, хотя это действительно так, просто реальностью было вчера.

Продавец контента без устройства будет вынужден постоянно наращивать количество рекламы, сокращать издержки и увеличивать стоимость книг. То есть, при том, что они специалисты рынка, они по-прежнему продают файлы, а не книги. Книги оказываются только бумажными, потому что это реальная вещь, которую можно пощупать, подарить, поставить на полку и ощущать чувство «новой покупки».

Продавец устройств без контента будет вынужден играть в начальном сегменте цен. Рост возможностей прекратится, сократится продажа аксессуаров, разработчики будут увольняться, поддерживать продукцию будет попросту некому и как окажется – это абсолютно ненужное занятия. Уже нет потребности в сильном бренде, но это еще не предел! Вся поддержка продукции сведется к тусовке в социальных сетях, где потребители никогда не узнают о новинках или как реанимировать сломавшееся устройство.

Рынок подошел к той самой черте, «когда двух высших образований уже не достаточно»! На подъеме «скользящего среднего» может подняться любой специалист начального уровня, но что делать, когда спроса и тренда нет?

Специалисты, конечно, могут продолжать играть в свои игры, читать лекции, выступать с докладами на конференциях, рассказывать в интервью на радио, что «всё хорошо», строить красивые графики, где всё так складно получается, причем, что не нарисуй – всё работает! Но, это не работает в интересах их компаний, а приносит частное удовлетворение от процесса. Это в будущем трудоустраивает специалистов в новые компании, тренды, которые только еще появятся или уже находятся в режиме стартапа. Есть генеральный директор, маркетолог, специалист по рекламе – они все хорошие специалисты и теперь могут трудоустроиться в стартапы, есть опыт! Впоследствии они так и сделают, некоторые уже ушли, но, сейчас в области электронных книг – это попросту уже не их уровень…

Сейчас нужно осознать, что бизнес в прежнем понимании мертв и требуется новое восприятие «скользящего среднего», чтобы изменить последствия своей самоуверенности в положительную тенденцию. Часть потребителей еще читают, есть неохваченные категории, есть не воспроизведённые ранее формфакторы и так далее, значит – есть куда двигаться! Есть цель, значит – необходимо найти короткий и эффективный путь! Очень мала вероятность, что люди совсем перестанут читать, сейчас им попросту скучно и не понятно «зачем».


 
 

One Response к сообщению “Скользящее среднее”

  1. Lecron:

    «Тренд – понятие не только положительное, но и отрицательное. Это вектор, то есть, волна, которая движется вверх и вниз. Существует понятие «скользящее среднее», чтобы определить среднее значение между падением и подъемом, чтобы понять, куда движется тренд в сумме.»
    Тренд, это и есть среднее значение между падением и подъемом. А скользящее среднее, лишь один из математических методов его определения.
    Что Вы вкладываете в эти понятия, я так и не понял.

    «если у потребителя появляется новое увлечение, то он сокращает потребление чего-то другого, морально устаревшего, чтобы было время, возможности и деньги для чего-то нового и увлекательного. Рынок смартфонов и планшетов повлиял на электронные книги.»
    Рынок смартфонов и планшетов повлиял на электронные книги. Это естественно. Но когда начался этот «рынок», не подскажете? Не в тоже время, что и рынок эл.книг, не позволяя одно называть устаревшим, а другое новым и увлекательным?

    «Здесь неважно – какой контент или устройство, лишь бы поддерживать у потребителей моральное удовлетворение от владения, через покупку. Поэтому, один производитель выпускает новое устройство, чтобы продавать контент, другой увеличивает продажи устройств с той же целью. В проигрыше оказываются те, кто не понимает связи.»
    В перспективе, может быть. А какие цифры могут подтвердить эту точку зрения в настоящее время?
    Доля устройств от всего проданных, с которых покупался контент? Среднее количество проданного контента на одно устройтсво? Или что-то еще?



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.