Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Редактор:
Print Friendly

Депрессия будущего

30 апреля, 2016

Depression

Каждый раз внимательно изучаю комментарии моих читателей, и это лишний раз подсказывает мне, как мыслит различный потребитель, в каком направлении и по какой причине. Слова наводят меня еще на одну мысль, которая показывает, что именно рядовой потребитель не учитывает в своих стремлениях чем-то владеть или напротив, демонстрирует причины отказа, подталкивает на определенные выводы, которые сам потребитель не делает, но указывает в явном виде.

Не нужно забывать, что «отказ от покупки или использования» тоже является выбором. Причем настолько уважительным, что потребитель может по пальцам перечислить собственные причины, которые для него лично являются крайне разумными, (это всегда нужно учитывать разработчикам) Они настолько важны, что это становится для потребителя правилом, которое он лично распространяет на весь рынок, на всех потребителей. Именно так он воспринимает «правильный выбор» в определенной категории товаров, чтобы мыслить единым фронтом или коалицией, если хотите. Видимо подразумевается, что потребительский спрос имеет одинаковые корни происхождения, как во время выбора, так и при отказе от покупки, то есть – от использования каких-то преимуществ, которые ему навязывает рынок и может реально предоставить прямо сейчас.

Подлинная реальность выглядит несколько иначе, чем её можно представить. Из-за этого, помнится, даже разгорались активные споры между мной и читателем, который по собственному усмотрению интерпретировал слово «современный», путая с понятиями «передовой» или «инновационный», хотя это слово просто означает «текущее состояние» рынка и тех продуктов, которые на нем существуют.

Если сроднить «подлинную реальность» с «современными продуктами» (сделать близкими по значению), то окажется, что мой читатель не заходил в дебри и во многом прав, просто выводы делает полярными, на эмоциях – «хорошо» или «плохо».

Именно осознав глубину его мысли мне и самому стало легче понимать, что подлинная реальность – это существование на рынке современных гаджетов, которые на самом деле результат старых технологий и устаревших продуктов.

То есть, каждый раз, когда мы говорим о будущем, мы на самом деле видим в настоящем только прошлое и в принципе не можем представить, как мог бы выглядеть «современный продукт» в реальности, для нас это будущее, которое никак не получается пощупать именно сегодня.

Современность – та самая реальность, в которой мы живем, независимо от того, когда читаются эти слова. Настоящее время отвечает на главный вопрос: почему сегодня мы не смогли познать фантастически новые продукты, которые разработали в прошлом «реальные производители». Как то даже странно получилось, что разницы между «шильдиком» (спекулянт, которые наносит свой логотип на чужую продукцию) и «производителем» во время потребительского кризиса попросту не видно – все оказались на одном уровне.

У «шильдика», конечно, есть главное преимущество – он легко бросает старое дело. «Производитель» связан по рукам и ногам «старыми обязательствами», так как сам настроился и других заставил верить в свою миссию в рамках одной категории продуктов. Потребителям было навязано мнение, что «бренд» является экспертом в том деле, которым постоянно занят. В таких условиях производитель оказался в патовой ситуации – принципиально новое создать не может (по объективным причинам), а старое уже не так активно продается, как пророчили графики маркетологов (по субъективным причинам, ибо все сроки наступления потребительского кризиса были известны заранее, за много лет до наступления «часа Икс»).

Для создания абсолютно новых продуктов отсутствуют компоненты и технологии, которые могут вывести конечный продукт на новый уровень развития и тем более продаж. Можно сколько угодно называть старое модным словом «топовый продукт», но это волшебство уже не работает (С.Лукьяненко «Недотепа»). Заклинание слишком часто произносилось, что замылило глаз до такой степени, что потребитель не видит разницы. Он сравнивает читалку с планшетом или смартфоном, но, по сути, не читает ни на одном устройстве. Хочется видеть новый продукт и все что может придумать потребитель в качестве оправдания своего отказа – «высокая цена». Мол, «купил бы, но если бы дешевле».

Будущее сегмента почему-то видится в рамках крайне низкой цены конечного продукта. Производитель так же понимает потребительскую реальность. Вместо того, чтобы вкладывать в новые разработки, попросту оптимизирует бизнес-процесс – сокращает расходы на всё, в том числе на налоги, логистику, производство, людские ресурсы и прочее.

«Реклама, как двигатель торговли» оказывается просто вымыслом, потому что нищие производители не рекламируют свой товар. Но так как они себя таковыми не считают, то круг замыкается – продукт хороший, но о нём никто и никогда не узнает. Производить его в большом количестве для снижения цены сразу нет смысла – товар, по сути, дешевый, но стоит как всё, что есть в продаже. Ориентация идет на конкурента, что делает он – надо просто повторять и говорить, что «наш продукт лучше»!

Во время растущего тренда было проще обходиться без рекламы, новости приносили производителю тот же эффект, что и прямая реклама. Сейчас это уже не работает, просто потому, что уже никому не интересно, какая новая прошивка вышла или какой экран сменили на такой же, а товар на какой-то процент товар стал дороже. Он же чуть ли не инновация!

Старые технологии уже не убеждают потребителя дергаться хоть в каком-то одном или нескольких направлениях.

Судите сами. Буквально недавно потребитель хотел владеть всем подряд одновременно. Желал иметь смартфон, планшет и читалку сразу. Позже и постепенно разбирался, что ему ближе, чем чаще пользуется, на чём лучше читать книги в формате DJVU, PDF или FB2. При этом прекрасно понимал, что если в смартфоне можно читать, то в читалке поговорить, как по телефону невозможно. В этот момент часть потребителей использует систему приоритетов: определяет, что для чего используется и без чего можно обойтись.

То есть, рынок во время роста различных параллельных трендов создал потребителей, которые выбрали приоритеты, то есть, если купили читалку и что-то пошло не так, то просто забрасывают этот продукт на дальнюю полку и пользуется для чтения смартфоном или планшетом. Или наоборот, кому-то надоело играть, кто-то хочет в самолете именно почитать ровно так же, как кто-то другой не может вечером заснуть в кровати, если чего-то не почитает.

Есть, конечно, среди нас потребителей и свои «предатели», которые вместо чтения предпочитают перед сном посмотреть сериал на планшете и им уже сама функция чтения не нужна вовсе. Мы в этом случае не потерянные люди, просто есть время и возможности заняться чем-то другим, ранее просто не привычным образом жизни. Через какое-то время все изменится вновь и сложно сейчас сказать как.

Сокращение производства – это всего лишь последствие того, что на рынке происходит «потребительский кризис», который заставляет экономить на «разумном» выпуске продукции. Под ударом оказывается выпуск новых моделей и четкое планирование объема, ёмкости рынка. Производство уже не будет заниматься перепроизводством, чтобы удовлетворить всех своих потребителей через партнеров. Следовательно, следующий шаг развития «производственного кризиса» – сокращение торговых партнеров. Они будут крупнее, но их количество будет сокращено в разы. То есть, на рынке намечается «диктаторский режим», когда магазины будут говорить производителю, что создавать и в каком объеме. Эта информация будет появляться в зависимости от спроса.

И тут должен быть главный вопрос – а если магазины поймут, что они ничего не могут продать или крайне мало? Но они не понимают, каким должен быть продукт, хотя точно знают, что конкретный продукт в том виде, в каком он существует – попросту не продается.

«Торговая диктатура» уберет с рынка множество ненужных, дорогих для нее категорий товаров. Победят дешевые зубные щетки, нитки, хлеб, вино и гуталин, чтобы защищать дорогую обувь.

Старые производители, в данный момент, пытаются заново научиться считать деньги – стоят перед дилеммой сокращать «зарплаты» или «специалистов»? Побеждает как всегда «разум» – нужно сохранить собственные зарплаты и доходы, так что специалисты могут искать новую работу…

Но нужны ли специалисты в том виде, в котором известны по своим работам всем остальным работодателям? Конечно, нет! Поэтому, старые специалисты будут также адаптироваться под новые условия и займутся привычной работой, но совершенно в других областях, где с одной стороны они прекрасно знают, чем занимаются, с другой абсолютные новички в новом для них бизнесе.

Есть неприятная особенность современных технологий, которые нам достались из прошлой жизни – большое количество потребителей хорошо знакомы с «шильдиками» и известными брендами в сегменте «бюджетный продукт». Эти производители навязали рынку определенные характеристики, которые никто так и не увидел. До сих пор на ряд продуктов указываются декларируемые характеристики, а не фактические. Потребители в это гораздо охотнее верят, чем понимают. В какой-то момент приходит осознание, что заявленное расходится с реальными ощущениями. Оказывается, есть продукты с более контрастными экранами, которые еще и работают быстрее. Но мозг отрабатывает свою лояльную программу. Потребитель считает, если ему сказали, что экран имеет контраст 14:1, то все устройства с экраном 10:1 автоматически хуже. И в какой-то момент он видит экран 10:1, который показывает лучше, чем его 14:1.

Что делать, если «потребительская религия» не позволяет усомниться!? В результате есть несколько самых простых сценария поведения, где в любом случае у потребителя пропадает интерес к узкоспециализированным устройствам. Разочарование может привести к тому, что этот потребитель может вообще отказаться от чтения, или в лучшем случае перейдет на листание журналов с картинками.

Вот и получается, что честность ряда производителей сыграла точно такую же злую шутку, как и ложь. Одни ничего не обещали, кроме комфорта, другие обещали слишком много – в результате «потребительское разочарование».

Очень часто можно услышать о необходимости низкой цены, но как быть, когда рыночная ложь или полуправда уже не прельщает даже крайне низкой ценой?

Специализированные устройства попали не только в узкое предназначение, но и в тесный круг потребителей. Гонка характеристик, которая фактически не менялась с момента появления E-Ink Pearl, сыграла дурную роль и присвоила точно такую же славу всей категории «электронные книги».

Многое можно списать на отсутствие новых компонентов. Предыдущая статья убедительно доказала лично мне, что потребители одновременно правильно и не правильно восприняли идею «модульности новых читалок».

Упомяну только скрытый от читателей смысл – модульная система дает потребителям иллюзию появления в продаже нового продукта, при том, что все компоненты присутствуют на рынке старые.

То есть, чтобы создать новый продукт, в реальности нет необходимости ждать новых компонентов!

Между прочим, E-Ink уже «изменили стратегию развития» и откровенно забросили рынок узкоспециализированных устройств, он им не нужен, как и новые разработки в этой области. Сейчас их интересует корпоративный сектор – реклама, информационные указатели, декоративные панели, ценники в магазинах и так далее. То есть, они пошли как раз по той схеме, которую предлагает модульная система – для нового продукта есть старые компоненты, их просто нужно рынку преподнести в новом свете, чтобы производители поняли и восприняли как перспективное направление новые виды бизнеса.

Сразу можно и даже нужно сказать для точного понимания реальности, что из «старых производителей» узкоспециализированных устройств для чтения, как в бизнесменах в новых сегментах развития рынка абсолютно нет смысла и отдачи, они не являются новыми, но известными ранее партнерами. Автобусные остановки, магазины, аэропорты и прочее осваивают никому ранее неизвестные компании. Они были и есть специалистами как раз в тех областях, куда и пытаются внедриться «новостарые» технологии E-Ink.


 
 

Комментарии к сообщению “Депрессия будущего”

  1. рынок во время роста различных параллельных трендов создал потребителей

    Рынок не может создать потребителей.
    Рынок может только удовлетворить спрос на товар или услугу.

    • А если нет спроса, как удовлетворить и что?

      • Никак, очевидно.
        Если спроса нет, то и удовлетворять нечего.

        • Lecron:

          Ну это только при равно-справедливом отношении. Ведь его можно создать искусственно. Искру раздуть до пламени. Пусть прогорит быстро, зато видимость огня.

          • Ведь его можно создать искусственно.

            Искусственно создать что, спрос?
            Попробуйте…

            Искру раздуть до пламени.

            Это увеличение, а не создание.
            Искусственно увеличить спрос можно.

            • Искусственно создать что, спрос?
              Попробуйте…

              Попробуйте опровергнуть утверждение – на Kindle не было спроса у покупателей, пока он не появился в продаже.

              • Опровергаю:

                Спрос на устройства для чтения электронных книг/документов появился задолго до появления Kindle, а именно сразу после создания первой электронной книги/документа. Произошло это, если верить Википедии, в 1971 году. Появление Kindle всего лишь удовлетворило часть (значительную) этого спроса.

                Не было бы электронной книги/документа, не нужно было бы устройство для её чтения и Kindle не нужен был бы. Сделал Kindle, вышел на рынок, и пытаешься его продать, а тебя спрашивают: зачем ЭТО? Отвечаешь: чтобы электронные книги читать! А что такое электронные книги/документы, никто не знает?! Нет их и спроса на Kindle нет, соотвественно. 🙂

                • До iPhone были телефоны. Опровергните – почему спрос не создал все те телефоны, которые копируют формфактор iPhone и внешний вид операционной системы до появления iPhone?

                • Опровергните…

                  Опровергается по тому же принципу, что и ваше утверждение о Kindle.
                  Разберитесь в элементарных понятиях (спрос, предложение, товар, рынок) и сразу прозреете.
                  Может быть даже поймете, что спрос не создает товары, товары создают люди, чтобы удовлетворить спрос других людей.
                  Начните с простого (палки-копалки, например), а потом и до смартфонов дойдете и все поймете.
                  Или не поймете. Такое тоже бывает. 🙂

                • А я и пытаюсь Вас подвести к той мысли, что Вы мало что понимаете… Спрос – это когда есть что спросить! Остальное – чушь! Нет товара и спроса нет, потому что потребитель не знает чего хотеть, он хочет сразу космическую ракету за один доллар! 😀

                • Я уже вам объяснил, на примере устройств для чтения электронных книг, что спрос возникает до того, как появляются товары, которые его удовлетворяют.
                  Повторюсь, если не понятно.
                  После создания первой электронной книги, появилась потребность (!) в устройстве для её чтения. Эту потребность (потребовать, попросить, спросить, спрос) удовлетворяют созданием устройства!
                  Нет электронной книги — нет запроса на создание устройства для её чтения — нет удовлетворения этого запроса/спроса в виде конкретного устройства.

                • Lecron:

                  Нет товара и спроса нет, потому что потребитель не знает чего хотеть,
                  Почему?
                  Должны же существовать понятия неудовлетворенный спрос, неосознанный спрос. Когда человек чего-то хочет, но целиком это не осознал. Для него еще нет формы, функционала, цены, а зачастую, даже осознанной концепции, но спрос на «это» уже формируется.
                  Обычно с этим сталкиваются новые, или существенно измененные товары. Например ноутбуки в свое время, нетбуки не так давно, цифровые фотоапапраты, да даже тот же самый первый ридер.
                  Товара еще нет, а спрос на него уже есть. Даже если не конекретно «спрос», то некое явление отношения, а слово уже вторично.

                • Ключевое слово — спрос на что? Чтобы был спрос, надо знать чего хотеть.

                • Lecron:

                  Так я и говорю – неосознанный спрос. Он, пока не появилось конкретное устройство, в той или иной мере его удовлетворяющее, пока только на идею, концепцию. Но нельзя сказать, что его нет на само, до некоторого момента гипотетическое устройтсво.
                  Некоторое время назад… хочу фотоаппарат, чтобы фотки было видно сразу, а на пленку не тратится. Спрос? Спрос. Хочу телефон, чтобы можно было звонить из любого места земного шара. Спрос? Спрос. И так далее. И все это за многие годы до того, как появится само устройтсво.

                  Называйте это как хотите – ожиданиями, хотелками, – но по сути это уже спрос. Оставшийся спор лишь о том, кто что вкладывает в это понятие, а не о самом явлении.

                • Чтобы был спрос, надо знать чего хотеть.

                  Хотеть читать электронные книги, например.
                  В 1971 захотели читать электронные книги, а в 1970 не хотели, почему-то.
                  Почему бы в 1970 году не создать устройство для чтения электронных книг?
                  И тем самым создать спрос на чтение электронных книг.
                  Ну не было их тогда. Это же ерунда.
                  Устройство бы сделали и спрос появился бы, а за ним и книги электронные. 🙂

                • Почему бы в 1970 году не создать устройство для чтения электронных книг?

                  Хорошо, открою секрет – не было технологии. И в 1971 году её тоже не было, поэтому нет смысла ориентироваться на знания wikipedia. И в 1980 году её не было! И в 1990, 2000….

                  Для чтения электронных книг требуется три компонента – устройство, контент, интернет! Только тогда, когда все три компонента соединились – рынок создал спрос!

                  Я закончил спор.

                • открою секрет – не было технологии

                  Это секрет Полишинеля.

                  Суть в том, что спрос был, а устройства не было.
                  А потом появилось, чтобы удовлетворить спрос, который к тому времени существовал уже 25 лет!

                  В 1996 году компания DEC представила воплощенный в «железе» DEC Lectrice (фр. lectrice — читатель) — планшетный компьютер с монохромным сенсорным экраном…

                  Как видим, спрос рождает устройство, а не наоборот! 🙂

                • Блин! Да с чего вы взяли, что в 1970 году был спрос! Что за глупость, если целая отрасль загнулась в 2003 году от того, что спроса не было! Какой же вы наивный в своих рассуждениях!

                  Спрос – это когда бабло рекой! Ферштейн?

                • Спрос – это когда бабло рекой! Ферштейн?

                  Я же говорил, что теорию надо подучить, тогда значительно легче будет понимать о чем идет речь.
                  Прийдется за вас сделать эту нелегкую работу:

                  Спрос — это запрос фактического или потенциального покупателя, потребителя на приобретение товара по имеющимся у него средствам, которые предназначены для этой покупки. Спрос отражает, с одной стороны, потребность покупателя в некоторых товарах или услугах, желание приобрести эти товары или услуги в определенном количестве и, с другой стороны, возможность оплатить покупку по цене, находящейся в пределах «доступного» диапазона.

                  После появления электронной книги в 1971 году появился спрос на устройство для чтения этой (и многих других, которые появились за первой) книги. Потенциальные покупатели были уже тогда и спас был, но удовлетворить этот спрос не могли, как минимум, 25 лет.

                  И только в 1996 году появилось первое устройство, которое могло удовлетворить спрос на чтение электронных книг, а массовое удовлетворение этого спроса началось чуть позже (в 1998 году), когда появились NuvoMedia и Softbook Press.

                  Повторюсь, в 1998 было только начало (!) удовлетворение массового спроса, а сам пос появился в 1971 году.

                  А действительно массовый спрос стал удовлетворяться в миллионных масштабах только с 2010 года и удовлетворяется до сих пор. Вот с этого момента и можно считать, что «бабло рекой» потекло, как вы очень «по научному» интерпретировали понятие спроса. 🙂

                • Хорошо. Упрощу для всезнаек цитирующих галиматью.

                  Спрос – от слова спрашивать.
                  Что спрашивать, если товара нет?
                  Ничего.
                  Это называется пустой сегмент рынка, но никак не спрос!

                • Lecron:

                  То есть мгновением раньше презентации спроса нет, а мгновением позже – есть?

                • Что спрашивать, если товара нет?

                  Объясняю еще раз: в 1971 году была создана первая электронная книга. Сразу же после её создания появился спрос на устройство для чтения электронных книг. Товара нет, а спрос на него есть.
                  Есть люди (потребители), у которых есть деньги, которые они готовы потратить на устройство для чтения электронных книг, но устройства нет. Потребители есть, спрос есть, а товара нет.
                  Первое устройство для чтения электронных книг смогли сделать только в 1996 году. Товара еще нет, просто первое устройство появилось (можно удовлетворить спрос на чтение электронных книг нескольких человек), а спрос есть уже 25 лет и потребители с деньгами есть, а устройств мало (прототипы, грубо говоря).
                  Серийное производство устройств для чтения началось в 1998 году. Спрос уже есть 27 лет и потребители есть, а устройства только начали производить малыми сериями за большие деньги. Какую-то часть спроса удовлетворили, но надо больше устройств за меньшие деньги.
                  В 2010 году наступил перелом. Удалось снизить цены на устройства для чтения электронных книг до $150 и началось массовое удовлетворение спроса на устройства. Прошло чуть меньше 40 лет с момента возникновения спроса.

                • Глупости вы говорите. Уж, извините! 😀 В 1971 году ни устройства, ни контента, ни интернета… какой к чёрту спрос!

                • Спрос на чтение электронных книг.

                  Первая электронная книга появилась в 1971 году.
                  И сразу же после её появления возникает спрос на устройство для чтения этой книги.

                  Устройство появляется в 1996 году, а интернет был создан в 1969 году и в 1991-м уже стал общедоступным.
                  Соответственно, в 1996 году уже были все 3 компонента (контент, устройство и интернет), которые вы так любите упоминать.

  2. Lecron:

    Предположу, что требования крайне низкой цены, это следствие, уже не работающего волшебства. Да еще со штрафом, за предыдущий «обман».

  3. Владислав:

    У электронной книги перед планшетом есть всего два два преимущества: автономность (главное) и безвредность для глаз (мифическое, ну, по крайней мере, никем серьезно не исследованное). По всем остальным параметрам она планшету уступает. Но преимущество автономности — это аховое преимущество. И пока оно будет в наличии, весь прогресс железа будет заключаться в следующем — а каким бы еще хитрым способом заставить потребителя раскошелиться на новое устройство, хотя и старое вполне себе ничего.

    Есть еще развитие технологий цифрового чтения, но тут оно никому не интересно.



Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.