Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.

Чарльз Буковски «Из блокнота в винных пятнах»

7 июля, 2016

BukowskyБунтарь и романтик, не желающий вписываться ни в какие рамки, презирающий какие бы то ни было правила, — такой образ возникает у каждого, кто читает книги Чарльза Буковски, одного из самых значительных американских писателей ХХ века. Одних его произведения шокируют, возмущают, другие ими восторгаются. Те, кто услышит в его нарочито брутальной прозе и поэзии музыку, полюбят его навсегда.

Буковски же, кажется, было все равно, будет ли он услышан. Он шел своим путем, презирая рафинированных людей и рафинированное, выхолощенное искусство. Свое право на инаковость он отстаивал всю жизнь, горячо, неистово: «Мы, в большинстве своем, не убийцы и не фуфло. Но настанет день, когда мы запишем слово так прекрасно, о, так идеально и по-настоящему, что все вы, мартышки, повыходите из своих садов и начнете быть так, чтоб я глядел».

Книги Чарльза Буковски стали классикой мировой литературы. Но по-прежнему они воспринимаются как альтернативная литература — лишенная официоза. Буковски пишет только о том, о чем думает, о том, что его на самом деле волнует. Его лирический герой Генри Чинаски — воплощение свободы. Это человек, который делает только то, что считает нужным, и свободен от всех условностей.

«Из блокнота в винных пятнах» — книга, которая издается впервые. В прекрасном переводе Макса Немцова она станет подарком для поклонников Буковски, которых очень много. Блокнот в винных пятнах — отличный образ, точно передающий отношение Буковски к официозу. Именно на таких неприглядных страницах поэт-бунтарь, всю жизнь создававший себе репутацию «потерянного человека», «старого козла», фактотума, мог записать свои мысли о жизни, людях, литературе.  Он намеренно снижает пафос: «Бессвязный очерк о поэтике и чертовой жизни, написанный за распитием шестерика», «Старый пьянчуга, которому больше не везло», «Старый козел исповедуется» — вот названия некоторых эссе, вошедших в эту книгу.  «Я швырнул себя навстречу своему личному божеству — ПРОСТОТЕ», — признался он. Всякий, кто прочтет эту книгу, увидит, что простота эта — обманчива.  А черный юмор, цинизм, грубость — маска, за которой скрывается легкоранимый, уязвимый, страдающий человек.

Сборник эссе Буковски, в которых идет речь о творчестве, о жизненной позиции — вообще об отношении к миру и людям. Буковски, как всегда, категоричен вы своих оценках, особенно он непримирим к тем, кого считает «рафинированными писателями». Его предшественник в литературе — Хемингуэй, с его тягой к простоте. «Мой бог — простота», — пишет Буковски.

Источник: Эксмо

При перепечатке материалов The-eBook | Электронные книги и устройства для чтения, обязательно указывать ссылку на оригинал.

Скользящее среднее

6 февраля, 2016

Moving-Average

Начальное бизнес-обучение заключается во внушении мысли, что «для успеха в любом начинании нужно поймать тренд», как сёрфер ловит волну или ветер. На этой концепции построена мотивирующая литература, различные тренинги, коучинг и прочее. По этой причине глубоко в сознании закрепляется мысль, что «успешный бизнес – это спекуляция». Для этого необходимо знать «где и у кого дешевле», чтобы продать там «где и когда это дороже».

В начале 90-х годов познакомился с молодым бизнесменом. Мы были приблизительно одногодками и довольно легко общались, пока работали над одним проектом. От него узнал «на какой волне» он ворвался в мир бизнеса, как видит прошлое и будущее.

Отец этого молодого бизнесмена с ранних лет учил ребенка мыслить бизнес категориями и масштабами свыше своей личности. Надо отдать должное, подобное воспитание, в советские времена, было занятием практически бесполезным, потому что для выхода этих сил необходимо было изначально заниматься политикой одной партии и пройти много кругов различных агитационных мероприятий, чтобы, в конце концов, стать директором какого-либо завода и работать в рамках мышления государства. Коммунистическая партия должна была одобрить кандидата на роль директора и контролировала дальнейшее управление заводом. Поэтому различные шаги бизнесмена «в сторону от нормы» должны были изначально поддерживаться партийными работниками. И, в конце концов, такой директор – это наемный сотрудник, у которого довольно быстро пропадет мотивация создавать инновационные продукты на предприятии, останется только желание сохранить место, зарплату и соответствующие привилегии.

В середине 80-х годов ничего особого не происходило, кроме болтовни тогдашнего коммунистического лидера. Этот процесс назывался «Перестройкой» и появился далеко не сразу с приходом Горбачева к власти. Сначала он думал, что люди плохо работают, и появилась программа «Ускорение». Потом считал, что много пьют, поэтому не работают и ввели «сухой закон». Времени прошло много и сейчас могу путать последовательность, что было раньше. Но сам процесс запустил Андропов, который попросту навел страх среди людей простой мыслью, что «в рабочее время необходимо работать», поэтому устраивались облавы на праздношатающихся по улице и в кинотеатрах. Но на самом деле, было понятно, что это начало какой-то исторической эпохи.

Читать дальше »

При перепечатке материалов The-eBook | Электронные книги и устройства для чтения, обязательно указывать ссылку на оригинал.

Графомания

28 ноября, 2015

bloggers-dillemaПрежде чем говорить о какой-либо «мании» следует избавиться от «фобии». Если на свете существует медицинское определение какой-либо страсти, как психического состояния, то нужно понимать, что ряд людей ощущают к этому собственные страхи, что тоже вполне себе диагноз, хотя довольно часто эти люди находятся в рамках своей, пусть и не совпадающей по теме разговора «мании». Для какого-то «кружка вязания крючком» будет звучать негативно существование аналогичной группы людей занимающейся «самиздатом». Нет никакой особой разницы в том, что человеку нравятся «две лицевые и одна изнаночная петля», вместо всяких «фанфиков».

В любом случае, чтобы серьезно говорить о «мании» необходимо иметь смелость, не отрицать наличие позитивных последствий и причин, даже мелких, которые их породили. Категоричность суждений еще больший враг, чем страх видеть.

Точка в начале: честно говоря, не буду отрицать, что как автор этой и других статей – являюсь истинным графоманом, пусть с опытом, это ничего не меняет. Личное осознание – важный элемент контроля качества.

Графомания, рифмоплетство, бумагомарание, строчкогонство, версификаторство и прочее – относятся к определенным негативным «штампам», как к символу низкого качества произведений, так и одержимости создавать их без опыта и четкой самооценки. Обычно пишущим новичкам изначально не хватает навыков, знаний, контроля работы, подготовки материала и терпения для ремесла, пусть и творческого, даже духовного, но внутренней потребности «сесть и написать с первой попытки».

Штамп подразумевает страх человека быть причисленным к той же категории «графоманов», особенно среди профессионалов, где качество произведений также не поддается четкой математической оценке качества, так как искусство не спорт и по очкам судить о победе невозможно. Аналогично можно сказать о группе людей, которые не только негативно относятся к тому или иному проявлению творчества, они могут быть вполне воинственными, а не только категоричными, как бы осуществляющими функции цензоров. По сути, они являются сторонниками одного вида искусства и противниками другого, где еще не понятно, что лучше и для кого. Это просто группа единомышленников с четко выраженной позицией, не обязательно правильной, довольно часто идеологической и коммерческой.

С научной точки зрения, но упрощенно, вне определения психического состояния человека, «графомания» – это термин, применяемый в литературе, определение того, что автор произведения пренебрегает общепринятыми в литературе эстетическими критериями. Также термин относится к высокопродуктивным авторам низкопробной или точнее – однотипной литературы.

Читать дальше »

При перепечатке материалов The-eBook | Электронные книги и устройства для чтения, обязательно указывать ссылку на оригинал.

Выравнивание текста и переносы слов

11 июля, 2015

TitleСуществует большая и иногда принципиальная разница между типографикой и компьютерными возможностями программ для верстки. Электронные книги, в этом смысле, не исключение и надо понимать, что любая творческая мастерская, а компьютер именно им и является под управлением специалиста, существует как универсальный инструмент для достижения практических целей.

Программы для верстки и для чтения позволяют создать и выводить на экран целую страницу текста за очень короткий период, если сравнивать с устаревшим классическим набором, когда каждая металлическая литера укладывалась в свою ячейку в зеркальном отображении и составляла тяжелый макет для будущей печати.

Компьютер позволяет сократить время набора, поэтому в его запасе есть классические и современные методы, помогающие создавать невероятно сложные преобразования с текстом. Эта особенность приводит к тому, что наличие инструмента не гарантирует правильность его применения, точно также автоматически образуется огромная разница между различными квалификациями профессионалов, чью работу можно видеть на полках магазинов и по этому результату нельзя судить, что с текстом нужно поступать именно так, слишком вольно интерпретируя основной параметр типографики – «зрительное восприятие».

К типографике можно относиться как угодно, например, как к искусству, как к эстетике текста, как к жестким правилам форматирования и так далее. В каждом конкретном случае любой один вариант будет приводить в заблуждение какую-то группу людей. Обычный человек или начинающий профессионал, начитавшись книг по типографике, будет воспринимать каждое сказанное слово как жесткое правило и изначально скует себя обязательствами воспринимать прочитанное буквально. Человек, сомневающийся в собственном творческом начале, будет скептически относиться к типографике как к искусству, и напротив, другой «индивидуум с мышкой в руке» недооценив свои возможности, перечеркнет творчество обычным калькуляционным расчетом.

Правильное «отношение к типографике базируется на творческой «математике» с кумулятивным эффектом», то есть, последующее решение всегда зависит от предыдущего шага и усиливает результат. Сложно создать цельное «произведение» без отработки деталей и они бессмысленны, если не приводят к эстетически верным последствиям. Если предыдущий шаг оказался слабым и невнятным, то придание лоска в следующем действии не исправит недочета, а лишь акцентирует внимание на общем недостатке.

Читать дальше »

При перепечатке материалов The-eBook | Электронные книги и устройства для чтения, обязательно указывать ссылку на оригинал.

Вы можете прислать нам новости или сообщить что-то очень важное заполнив форму.